14 марта 2006
3516

`Заговор против президента...`

Известный экс-банкир Александр Смоленский и журналист Эдуард Краснянский написали книгу о том, как отставные высшие чиновники и олигархи пытаются вернуть себе власть в России

Сегодня в Москве пройдет презентация книги "Заложник", или "Операция "Меморандум", которая грозит стать самым скандальным литературным событием сезона. Ее написал бывший банкир Александр Смоленский в соавторстве с экс-главой пресс-службы банков "СБС" и "Первое О.В.К." Эдуардом Краснянским.

Хотя корреспондент "КП" купил этот почти 600-страничный том в книжном магазине в разделе "Художественная литература" и сразу обратил внимание на предостережение заботливых авторов: "Любые аналогии с теми или иными персонами не имеют под собой никаких оснований", аналогии, причем прямые, сразу же родились в его непричесанной журналистской голове.

Кстати, книгу (она рассказывает о готовящемся накануне выборов 2008 года заговоре - его инициаторы составили Меморандум, диктующий условия президенту) собираются презентовать в столичном ресторане со звучным названием "Разбойник Яношик".

Предлагаем читателям несколько занимательных, на наш взгляд, отрывков из этого политического детектива.

Борис Николаевич направился к столику с напитками...

- ...Александр Максович, пожалуйста, кратко обрисуйте картину, на фоне которой мы собрались, - вновь попросил Борис Николаевич.

- Хотел сказать, с удовольствием сделаю это, но какое в нашем конкретном случае может быть удовольствие?! - твердо произнес Дорошин. - Хотя, понимаю, все следят за событиями последнего времени и имеют свой взгляд на них.

- Позвольте, нас всех, собравшихся здесь, объединяет общий взгляд на события, определенные Меморандумом 1999 года, - незамедлительно отреагировал Юрьев.

- Да! - со значением прогудел Уралов. (Он же Борис Николаевич. - А. Г.) Но его тут же от дальнейших речей одернула Таня, сидевшая справа от отца.

- Вот мы здесь и убедимся в этом. Когда обменяемся мнениями, - настаивал Дорошин.

...Борис Николаевич тяжело поднялся и направился к столику с напитками, заслонив его всем телом.

- Папа, ты что там делаешь? - встрепенулась его дочь.

- Да не волнуйся. Хотя пропустить бокальчик не мешало бы. Тоска... - Он вернулся к столу с фужером минеральной воды. Но не сел.

- ...И вообще, товарищи, не о том мы говорим, - снова заговорил Уралов.

Лично ему с самого начала была крайне неприятна вся нынешняя затея. И прежде всего потому, что, чем дальше уходил в прошлое его официальный отказ от власти, тем больше в минуты неизбежных раздумий о жизни он корил себя за ошибочный шаг в далеком 1999-м.

"Возможно, ошибочный", - непременно он поправлял сам себя в такие минуты.

-...Я поручил преемнику отпущенные ему восемь лет нежно держать страну. Без потрясений и конфронтации. В русле, определенном Меморандумом! В соответствии с договоренностями, понимаешь. Куда там?! Была Чечня, а теперь и Дагестан, Ингушетия, Осетия... Трагедия за трагедией. А по телевизору одни хохмочки - зеркала кривые и прямые... На кухнях опять судачат, что со страной будет... И до меня такие разговоры доходят... Будет менять Конституцию - не будет. Вся страна обсуждает. Это что же, в противовес нашим договоренностям?! Как понимать?! - Уралов не на шутку завелся.

Сидящая рядом с ним Таня попыталась его успокоить, но это ей не удалось.

- Я что, не понимаю, что не в преемнике дело. Заигрались его советчики, помощнички...

Борис Николаевич тяжело повернулся в кресле и замолчал. То ли у него пропал запал, то ли он болезненно осознал свою беспомощность перед реальностью.

На самом деле он вдруг отчетливо вспомнил, как к нему впервые пригласили преемника. Кажется, рядом были Таня, Юрьев, Эленский. Впрочем, это не так важно, кто был тогда рядом.

Важно, что преемник ему искренне понравился. Глаз в сторону не отводил, как некоторые. И обо всем говорил просто и недвусмысленно четко.

Дескать, не подведу, Борис Николаевич, если уж так вы решили. И если действительно другой кандидатуры нет.

- Ты как считаешь, дочка? - Уралов обратился тогда к Тане. - Состоится ли новый президент?

Таня явно не ожидала такого прямого вопроса и даже растерялась...

Она как-то по-новому взглянула на будущего кандидата в президенты. Словно вопрос отца добавил ей персональной ответственности за то, что произойдет вскоре.

- Вы какой-то уж очень правильный, - вдруг выпалила она, обратившись непосредственно к преемнику. - Хотя бы часы стали носить на правой руке. Какое-никакое, а различие... - И, уже повернувшись к отцу, твердо сказала: - Я лично верю, папа. Но не мне решать.

Борису Березовскому приписывают участие почти во всех заговорах последних лет. И его это, похоже, устраивает.

...а Татьяна Борисовна стала преемником президента

...Запись проходила под аккомпанемент звона посуды и обрывков команд, которые дворецкий подавал прислуге. Поэтому Понсен, дабы экономить время людей, ночующих на Лубянке, решительно "перегонял" запись.

Наконец вообще все стихло, а затем голос, принадлежащий Огневу, произнес:

- Предлагаю конструктивно продолжить обмен мнениями, чтобы принять ясный план действий...

... - Подождите, Андрей, так мы опять заболтаем проблему, - возразил Огневу Эленский. - Я тут по привычке накропал некоторые небесспорные предложения по теме. Их и предлагаю обсудить...

Из динамика донеслось довольно шумное движение креслом или креслами. Так обычно бывает, когда кто-то из сидящих за столом людей резко вскакивает.

- Сначала, господа... - произнес взволнованный женский голос. Он мог принадлежать только одному человеку - президентской дочери, - ...прошу обсудить или принять к сведению, как уж вам будет угодно, мои предложения... Сейчас наступил такой момент, господа, когда ни тайн, ни недомолвок между нами быть не должно. А они есть! Я видела, как удивились многие гаранты меморандума, услышав о том, что президент также поставил свою подпись под меморандумом... Но вы должны быть проинформированы, господа, о том, что президент поставил свою подпись еще под одним текстом, написанном на оборотной стороне пяти экземпляров нашего с вами меморандума...

- А почему не на всех пятнадцати? - после обстоятельной паузы тишину разбудил голос, который на Лубянке идентифицировать не смогли.

- Потому что эти договоренности состоялись лишь между пятью людьми, имена которых в данном случае не важны. Главное, что президент был среди них. И я тоже, - несколько тише добавила Таня. - Суть их, если коротко, заключается в том, что преемник брал на себя обязательство по истечении восьмилетнего срока руководства страной обеспечить приход к власти члена Семьи. То есть меня, Татьяны Юрьевой, урожденной Ураловой. Или как запасной вариант бывшего премьера.

Она никому не дала ни секунды на осмысление сказанного и резко продолжила свой монолог:

- Вот почему его увольнение некоторые из нашего круга расценили как прямой отказ от договоренностей и активизировали действия. Так как на фоне очевидных политических тенденций в руководстве страны дальнейшее становилось опасным.

- Почему же вы напрямую не поговорили с президентом? - задал само собой напрашивающийся вопрос Илья Сергеевич Суворов.

- Это мог позволить себе лишь Борис Николаевич. Но папа счел это неудобным.

- Да! Я и сейчас так считаю, - подал голос Уралов. - Зачем бежать впереди паровоза?!

- Вы опять заблуждаетесь, уважаемый Борис Николаевич. Может так случиться, что потом уже будет поздно, - вкрадчиво и с максимальной долей не свойственной его персоне деликатности произнес Эленский.

... - Что еще, Борис Платонович? - вежливо, но достаточно отстраненно спросил Дорошин...

Эленский несколько презрительно взглянул на Александра Максовича и отвернулся:

- Извините, но я до конца не верю в то, что, если мы дезавуируем свои требования, в дальнейшем, а точнее, в 2008 году, все пройдет без сучка и задоринки. Поэтому считаю необходимым довести до ушей президента, неофициально, разумеется, что все составляющие меморандума теряют свою силу лишь в том случае, если:

а) президент отказывается от попытки назначить преемника, кто бы он ни был;

б) президент обеспечивает свободные демократические выборы... А Татьяна Борисовна будет участвовать в выборах уже не как стопроцентный преемник президента, а как один из кандидатов. Достаточно привлекательный кандидат...

Таня невольно вновь задумалась о том, пойдет ли она на выборы. Тут многое зависело от мужа. Неужели он столь корыстен, что откажется от своих чувств, если она все-таки выберет роль домохозяйки?

...Борис Николаевич откровенно клевал носом. Перспектива 2008 года была для него настолько далека, что, если откровенно, не очень-то и волновала. Он по-прежнему был уверен, что преемник его не подведет. В своих мыслях он все еще продолжал оставаться царем.

ВЕРСИЯ "КП"

Кто есть кто в "Заложнике"

Не претендуя на точность, "Комсомолка" рискнула предположить, кто из лиц сегодняшнего политбомонда скрывается за персонажами книги.

1. Действующий президент - действующий президент.

2. Борис Николаевич Уралов - Борис Николаевич Ельцин, российский пенсионер.

3. Татьяна Борисовна Юрьева, урожденная Уралова - Татьяна Борисовна Юмашева, урожденная Ельцина, дочь российского пенсионера, возможный претендент в кандидаты на пост президента.

4. Вячеслав Юрьев - Валентин Юмашев, зять российского пенсионера, муж возможного претендента в кандидаты.

5. Александр Максович Дорошин - Александр Стальевич Волошин, экс-глава кремлевской администрации.

6. Борис Платонович Эленский - Борис Абрамович Березовский, беглый олигарх-интриган.

В массовых сценах заняты артисты российского политтеатра.


ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Александр Павлович СМОЛЕНСКИЙ родился в 1954 г. в г. Москве. Его отец - секретарь ЦK Компартии Австрии, эмигрировал в конце 30-х годов в СССР. Помимо российского паспорта, Александр Смоленский имеет австрийский. Сын А. П. Смоленского, Николай, 25 лет, владелец завода спортивных автомобилей TVR в Великобритании. Александр Смоленский был владельцем одного из крупнейших в России банка "СБС-АГРО", который обанкротился в августе 1998-го. Затем он создал новый банк - "ОВК", который в итоге выгодно продал.

ЗВОНОК АВТОРУ

Александр СМОЛЕНСКИЙ: Никто не хочет шить рукавицы под Читой

- Александр Павлович, содержание вашей книги как-то согласуется с реальностью?

- Мне кажется, страна точно "совпадает". Время действия - тоже. Остальное - случайное совпадение.

- А персонажи?

- А какие там персонажи?

- Ну, Борис Николаевич Уралов.

- Вот именно - Уралов...

- Но характер! И словечки типа "понимаешь".

- Да, героев мы списывали с реальных людей.

- Вот!

- Но во избежание всевозможных последствий - по требованию издательства - сделали небольшую "маскировку". Мало ли? Кому-то что-то не понравится, что его показали в книге, кто-то на пенсии, понимаешь... А потом это же версия.

- Ах, версия?

- Развития событий. Мы же не оракулами выступаем - там подсказываем: вот именно так вы должны поступать.

- Как знать, как знать...





- Если кто книжку дочитал до конца, обратил внимание - она ничем не заканчивается. По крайней мере для действующего президента.

- А почему вдруг сейчас эта книга появилась?

- Она должна была выйти в феврале, к дню рождения Бориса Николаевича.

- Уралова?

- Да, Уралова. К сожалению, не получилось. Но сегодня это актуально, правда?

- Вроде того - и в печати, и в эфире все те же темы - заговор, переворот. Вы были близки к власти, скажите честно - знали ли вы о существовании подобного договора, когда Ельцин передавал власть Путину?

- Предположить можно, что были какие-то договоренности.

- О чем?

- Наверное, прежде всего о том, чтобы страна не сворачивала с избранного - демократического - пути развития. И еще, если помните, Борис Николаевич - уже не Уралов, а Ельцин, сказал: "Владимир Владимирович, берегите Россию". Вот он ее и бережет.

- Если договор все-таки был и если он, по мнению некоторых, не выполняется, - значит, возможен и заговор?

- Может, и так. Но не только с одной, а и с другой стороны. Вы же сами видите - то и дело появляются публикации в оппозиционных газетах: якобы ближайшее окружение действующего президента делает все, чтобы продлить его пребывание на этом посту. А другая сторона не хочет этого.

- То есть, по-вашему, сейчас зреет не один заговор, а сразу два?

- Я же сказал: может быть. Хотя лично я думаю, что быть этого, конечно, не может.

- То есть?

- Да строить заговоры уже некому. Все загружены думами о материальных ценностях - как та сторона, так и эта. В середине 80-х годов и 90-х народ был бедный, кто в коммунальной квартире, кто в собственной...

- И Смоленский бедствовал?

- Смоленский не бедствовал, но жил в госквартире. А сейчас, извините: против кого - против себя заговаривать? Так ведь и нажитое отнять могут! Между прочим, вот там, в Читинской области, где рукавицы шьют, - там, наверное, жизнь не очень-то... Да-а-а! Там плохо. Желающих поехать туда шить рукавицы сегодня нет.



ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

А паровоз-то ушел...

Переворошив книгу и наобщавшись с ее авторами, невольно ловишь мысль: нет, не свежо

И дело даже не в спорном стиле (журналисты-практиканты отдыхают). И не в "публицистических штампах", которыми напичкано "художественное произведение". Эти огрехи вполне можно было бы проглотить вместе с авторами как безвредную пилюлю, если бы от их "Заложника" не веяло ностальгией по тем временам, когда "семибанкирщина" была чуть ли не синонимом большой политики.

Что это - откровенная тоска оставшихся не у дел (больших) людей, тоска, замешанная на жгучей мечте: а может, все еще вернется - стоит придумать какой-нибудь, пусть и "художественный" переворотный сценарий да раздать, хотя бы и в уме, роли своим прежним кумирам? Ну а заодно и власть "попужать".

Такие потуги видны невооруженным взглядом. Иначе какого рожна маститый в прошлом банкир на пару со своим бывшим пресс-службистом вывел, слегка "подретушировав", в литературный свет образы вчерашних политдеятелей, которые давно уже мало на что влияют и еще меньше решают?

А так сладко мечтается, когда паровоз уже ушел...







МНЕНИЕ "КРЕМЛЕНОЛОГА"

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда эффективной политики: Попыток сковырнуть Путина будет все больше!

- Глеб Олегович, как вы думаете, существовал ли между Ельциным и Путиным письменный "джентльменский" договор?

- Я не думаю. Если бы им нужно было о чем-то договориться, они наверняка сделали бы это в устной форме. Не в характере Ельцина составлять такого рода бумаги. Он себе-то не вполне доверял, вряд ли стал бы скреплять какие-то договоры подписями.

- Верите ли вы, что в России сейчас кто-то готовит заговор?

- В политике не проходит ни одного дня без заговоров и интриг. Это чисто бытовые явления. Заговоры неэффективны и удаются крайне редко. Заговор - это договоренность группы людей. А там, где больше двух человек, тайны уже нет.

А число попыток сковырнуть Путина будет расти. Я имею в виду даже не сами заговоры, а проекты людей, которым президент - поперек их личных интересов и их целей. И это не только оппозиция, но и некоторые из региональной, федеральной элит. Многие хотели бы расширить поле для маневра, а Путин их стесняет.

- Могут ли быть причастны к заговору люди, бывшие когда-то в руководстве? Возьмут, и правда, поставят президентом Касьянова.

- Последние сто лет в России старые политические команды не являлись мощными игроками. Они уже показали себя, у них нет прежнего драйва, и они вынуждены искать силы в новых командах.

- И все же, должна ли власть применять превентивные меры?

- Вообще-то это обязанность как минимум ФСБ - это вопрос к ним. Что же касается политических рычагов... Общественные деятели должны внимательно наблюдать за поведением группировок, ориентированных на незаконный захват власти. К таким бы я отнес - в опереточном смысле - национал-большевиков Лимонова, в более серьезном - каспаровский фронт. Они должны быть политически блокированы силами, которые хотят работать в рамках Конституции.

14.03.2006
www.kp.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован