21 февраля 2007
3286

Валерий Борщев: `По серной кислоте против течения`

Интервью с правозащитником Валерием Борщевым

На прошлой неделе известный правозащитник, бывший диссидент, а ныне председатель Общественного Совета при министре юстиции РФ по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы Валерий Борщев побывал на Алтае. В Барнауле он провел "круглый стол", посвященный, открытию региональной Школы общественного инспектора, призванной стать инструментом контроля общества над пенитенциарными учреждениями. В перерывах между встречами Валерий Борщев дал интервью корреспонденту ПолитСибРу.

- Что происходит с правами человека в России?

- Ситуация в нашей сфере ухудшается с каждым днем. Конечно, она никогда не может быть благоприятной, проблемы существуют и в самом демократичном обществе, но в России дело уже не в каких-то ведомствах или личностях, это политическая линия.

Государство и власть отходят даже от тех небольших демократических завоеваний, которых они достигли. Отсутствует право на неангажированную информацию. Отсутствует право на декларируемую судебную защиту, Конституция поругана. Независимой судебной системы нет. Страшно то, что поправить ситуацию становится все труднее - возможность изменить власть, которую предоставляет Конституция, настолько урезана нынешним законодательством, что фальсификация становится нормой, а контроля над выборами просто нет.

Мы, конечно, еще не вернулись к тоталитарному режиму, но авторитарный режим в стране установился. Человек в России больше не может реализовать свои интересы и должным образом влиять на власть, как того требует Конституция.

- Скажите, правозащитники в данных условиях также беспомощны?

- Правозащитники все же кое-чего добиваются, несмотря на беспрецедентную травлю, которая ведется в их отношении. В прошлом году, например, пытались ликвидировать Комитет солдатских матерей, Российский исследовательский центр по правам человека, Фонд вынужденных переселенцев. Но их-то мы еще отстояли, а вот Общество Российско-Чеченской дружбы существовать перестало. Кстати, травля идет и в вашем городе. В Барнауле нас обвинили в том, что мы отрабатываем деньги иностранной грантодающей организации. Да чушь собачья! Каждый, кто хоть немного знаком с нашей деятельностью, знает, что она направлена исключительно на реформирование государственной системы.

Так что я бы сказал так: правозащитные организации, конечно, действуют, но в очень сложных условиях. Тяжело плыть по серной кислоте против течения, но пока плывем.

- С какими делами вы чаще всего сталкиваетесь в своей практике?

- Я занимался самыми разными формами правозащитной деятельности. В 70-е вместе с Сахаровым был диссидентом, занимался защитой прав верующих и политзаключенных. Многие наши друзья тогда сидели в лагерях, а мы предавали гласности те нарушения, которые там были. Позже я взялся за проблемы альтернативной гражданской службы. Сейчас с коллегами разрабатываем систему общественного контроля над пенитенциарной системой и милицией.

Я считаю, что развитие общественного контроля - это главная задача гражданского общества. Если общество не научится контролировать государственные структуры, то у России просто нет будущего. Мы начали, пожалуй, с самого тяжелого - пенитенциарной системы. Но здесь были самые серьезные нарушения. Да и произвол, в принципе, не может быть локальным. Это хорошо описал в "Архипелаге ГУЛАГ" Александр Солженицын: "Раковая опухоль, которой являлся ГУЛАГ, разрастался и давал метастазы по всему обществу". Если сейчас мы допустим произвол в пенитенциарной системе (а пытки уже стали массовым явлением), насилие станет нормой не только по отношению к задержанным, а ко всем гражданам.

- Можете сказать, какое поражение в вашей практике было наиболее сильным, когда вы не смогли защитить человека?

- Будучи депутатом мне удалось доказать невиновность трех человек, приговоренных к смертной казни за убийство. Причем инициатором их оправдания была мать убитых, которая доказывала, что не эти люди убили ее детей. Однако доказать невиновность четвертого осужденного по этому делу не удалось. Учитывая, что в России ввели мораторий на смертную казнь, наказание заменили пожизненным заключением. Сейчас этот человек - Петр Стаховский - сидит на острове Огненный за убийство, которое, по моему личному убеждению, он не совершал.

- Вы жили в разных политических режимах, причем часто занимали позицию активного участника, что вы думаете о современной российской политике и политиках?

- Когда-то я тоже был журналистом и работал в "Комсомольской правде". В какой-то я момент понял, что дальше заниматься этой деятельностью нельзя, и был вынужден оставить профессию. Сахаров и Солженицын меня тогда очень поддержали. Это была большая потеря, потому что я был газетчик, дело это очень любил и, естественно, не поработав длительное время, профессиональные навыки утратил.

В том режиме был один работодатель - государство. Со своими взглядами, принципами устроиться работать я никуда не мог. Подрабатывал на шабашках, красил мосты. Высоцкий и Золотухин устроили меня в театр на Таганке пожарным. Сегодня в этом смысле лучше. Если человек не хочет врать, поддаваться манипуляциям, он может изменить ситуацию. Но тогда, в 70-е, нравственное движение, то, что назвали потом диссидентством, было более активным. Да, не все выходили на борьбу с властью, но была особая атмосфера связи с обществом.

В 80-е в обществе появился цинизм, именно эти годы воспитали тех, кто в настоящее время пришел к власти. И сегодня циники у власти, начиная с президента и его окружения. Резко снижен градус нравственного противостояния. Сегодня человеку не так трагично поставить подпись под письмом, подобным тому, где ставил свою подпись Шостакович, осуждая Сахарова. Но тогда это был вопрос жизни и смерти. А сегодня, когда Калягин подписывает письмо против Ходорковского лишь за то, чтобы ему дали помещение под театр, это не может быть ему оправданием. Градус противостояния снижен и это главная причина беззакония и произвола, ибо власть чувствует пассивность общества.

- У нынешнего поколения есть свои диссиденты, или все действительно так безнадежно?

- Нет, почему. Продолжает развиваться правозащитное движение. Правозащитная фракция создана в партии "Яблоко", ее сопредседателями являются Сергей Ковалев, Юрий Рыбаков и я. Мы-то так сказать уже могикане, бронтозавры, но приходят молодые. Естественно правозащитники и образуют оппозиционную группу, причем по нравственно-этическому принципу. Это сообщество живо, и, как мне кажется, сегодня это единственная среда, которая дает надежду на возрождение России.

- Вы верите в то, что когда-нибудь человеческая личность станет главной ценностью, и права человека будут охраняться сами государством?

- Безусловно, государство должно защищать права человека и это декларируется Конституцией. Но ни одно государство в полной мере права не защищает, и никогда защищать не будет. Государство - это безликий механизм. Это некая процедура, которая в зависимости от того, кто ею пользуется, может быть в ту или иную сторону направлена. А пользуются ею те, кто оказались ближе к распределению. В какой-то момент это военно-промышленный комплекс, в какой-то - олигархи, нефтяная, газовая группа.

Различные финансово-политические группы всегда будут тянуть одеяло на себя, а значит, государство всегда будет думать о человеке в последнюю очередь. Потому-то и нужны правозащитники, чтобы постоянно напоминать государству о его обязанностях. В Конституции ведь написано, что источник власти - это народ, а отнюдь не военно-промышленный комплекс, армия или Газпром, последние только периферия. Именно поэтому правозащитник - это вечная сфера деятельности. Знаете, одного известного политолога в Кремле как-то попросили дать справку на правозащитников. Он написал: "Народ сложный, в общении труден, в корысти не замечен, мотивы деятельности неизвестны".

Беседовала Ирина Слепнева.

Справка ПолитСибРу

Борщев Валерий Васильевич - окончил Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова. Активный участник правозащитного движения, член Фонда Солженицына. Один из начинателей христианско-демократического движения. Депутат Государственной Думы первого и второго созывов, член фракции "Яблоко".
В настоящий момент советник Комитета Государственной Думы по законодательству, председатель Общественного совета при министре юстиции РФ, президент Московского регионального общественного благотворительного фонда "Социальное партнерство", председатель Антимилитаристской радикальной ассоциации, член Совета директоров Российского отделения Международной ассоциации религиозной свободы, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ, член Международного неправительственного трибунала по делу о преступлениях против человечности и военных преступлениях в Чеченской Республике, член Комиссии при Президенте Российской Федерации по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести.


http://polit.sib.ru/news/?id=113

21 февраля 2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован