17 января 2007
3273

Валерий Борщев: `Иркутск сыграл в моей жизни огромную роль`

В конце прошлого года известный правозащитник, председатель Общественного совета при министре юстиции РФ Валерий Борщев в очередной раз посетил Иркутск, приурочив свой визит к 10-летнему юбилею комиссии по правам человека при губернаторе Иркутской области. Он побывал в Ангарской воспитательной колонии, провел несколько встреч, на которых обсуждался ход создания общественных наблюдательных комиссий, в том числе и в Иркутской области. Однако выяснилось, что нынешняя встреча Валерия Васильевича с иркутянами далеко не первая. Газете "Областная" он рассказал о том, что в Иркутске ему приходилось бывать как минимум десять раз. Если не считать того, что в этом городе он провел свои первые школьные годы.

- Валерий Васильевич, удалось ли вам в качестве депутата Госдумы добиться принятия очень важных, на ваш взгляд, законопроектов?

- В Госдуме я работал в комитете по делам общественных объединений и религиозных организаций, принимал участие в разработке и принятии многих законов. В частности, один из них разработан мной лично. Это закон "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях". Его с трудом удалось "пробить", поскольку сопротивление оказалось всеобщим, даже друзья-демократы сопротивлялись. Однако мне удалось убедить Гайдара в том, что его фракция должна проголосовать за принятие закона. И с небольшим перевесом голосов закон был принят. А вот налоговые льготы, которые должны были быть прописанными в отдельном законе, вслед за базовым, "пробить", к сожалению, так и не удалось. Поэтому, на мой взгляд, благотворительность в России захлебнулась.

- Как начинался ваш путь правозащитника?

- После окончания факультета журналистики МГУ, в 1966 году, я сразу пришел работать в "Комсомольскую правду". Надо сказать, что это были ее лучшие времена. "Комсомольская правда" в те годы четко определяла свои позиции и была одной из тех газет, которые отчаянно противились возможной реабилитации Сталина на полит-бюро в 1968 году. Однако и у нас в редакции были внутренние разногласия. Во время отсутствия редактора Панкина, вопреки решению редколлегии не публиковать интервью с Шолоховым, в котором он говорил о том, что критиковать Сталина вредно, интервью все-таки было опубликовано. В 1968 году, после введения советских войск в Прагу, ситуация в редакции, на мой взгляд, стала ухудшаться. А когда в 1974 году "КП" подключилась к травле Александра Исаевича Солженицына, и его затем арестовали и выслали, я и еще ряд журналистов в знак протеста ушли из "КП". В этой газете я отработал почти восемь лет.

- Как ваша семья оказалась в Иркутске?

- Мой отец был военным инженером. В Якутию его послали строить дороги. От Крыма до Якутии мы проехали полстраны, и в первый класс я пошел в небольшом поселке под Алданом, где жили в основном ссыльные. Теперь я думаю, что во многом и общение с ними, и мои будущие знакомства в Иркутске предопределили и повлияли на мою судьбу. В первом классе я сидел с Ромой Чайковским, он был из семьи ссыльных из Западной Украины. В 1950 году вместе с родителями мы переехали в Иркутск и прожили в этом городе три года. Здесь я учился в школе No 8. И сейчас хорошо помню, что это было недалеко от мрачной и заколоченной в те годы досками церкви Казанской Божией матери и от тюрьмы. Жили мы на улице Ушаковской. Где-то неподалеку жил Гена Хороших, сейчас председатель Комиссии по правам человека при губернаторе Иркутской области. В нашем дворе была деревянная горка, и он приходил к нам кататься. Как выяснилось позже, вместе мы ходили в кружок юннатов во Дворце пионеров. Так что наши линии пересекались еще тогда. А потом моя семья уехала из Иркутска в Ростов.

- Валерий Васильевич, каким в вашей памяти оставался Иркутск?

- Мне кажется, что Иркутск выгодно отличается от всех других городов России. Даже сейчас, во времена разгула ксенофобии, особенно на юге, да и в средней России, Иркутск остается очень терпимым и культурным городом. Я не заметил здесь этнических конфликтов. Думаю, что прошлое города, конечно же, повлияло на это. С одной стороны, здесь жили каторжане, с другой - декабристы. Атмосфера теплоты - от соединения высокой культуры аристократов, высокой культуры в отношениях с людьми страдающими. Так что отчасти эта терпимость и культура отношений объяснены самой историей. В иркутской школе нас воспитывали на примере декабристов. Мы никогда не забывали, что они здесь жили, и были теми, кто не мирился с произволом и деспотией, они хотели добиться свободы. Все это влияло на наше детское сознание. Я также хорошо помню и своих иркутских одноклассников, среди них были ссыльные из Литвы. Когда умер Сталин, в нашем классе плакала только одна учительница. И если вся страна была в трагедии и в угаре, то здесь даже дети понимали, что без отца родного будет лучше. Так что Иркутск и в этом смысле оказался более продвинутым, чем вся страна. Когда на урок чистописания к нам пришли старшеклассники, и мы под диктовку писали "Сталин жил, Сталин жив, Сталин будет жить!", мы все только переглядывались. Это тоже была иркутская особенность.

Сама атмосфера города, взаимоотношений между людьми, конечно, повлияла на формирование моих взглядов. Здесь я впервые услышал о декабристах, многое знал о ссыльных, о жертвах репрессий. Их дети учились со мной в одном классе, наши парты были рядом. Все это предопределило мое отношение к тоталитарному и коммунистическому режиму и помогло выработать собственную позицию. Я и сейчас считаю, что Иркутск сыграл в моей жизни огромную роль. Хотя это было детство, но ведь не зря детские годы считаются самыми восприимчивыми. В свой последний приезд я снова встретился здесь со своими одноклассниками. У нас разные профессии, но у всех общий дух. Встреча с одноклассниками - это очень приятное событие для меня.

Комиссия по правам человека при губернаторе Иркутской области, которая в конце прошлого года отметила свое десятилетие, тоже отличается от многих региональных комиссий. Я это хорошо знаю, потому что был членом комиссии по правам человека при президенте. Когда мы проводили совещание по правам человека, куда приглашались представители всех региональных комиссий, то иркутские представители заметно отличались от других. Я и сам сейчас являюсь членом комиссии по правам человека при мэрии города Москвы и могу сказать, что работа вашей комиссии более эффективна и серьезна. Хотя бы потому, что она состоит из представителей неправительственных организаций, а у нас больше чиновников. Иркутская комиссия работает в режиме уполномоченной по правам человека, и у нее больше реальных дел.

Уже в Москве я часто встречался со своими земляками. Я хорошо знал отца Александра Меня, когда-то он учился в иркутском техникуме. Это была выдающаяся личность, которая сыграла огромную роль в духовном и в религиозном возрождении России. В начале 90-х годов мы приезжали сюда и проводили здесь дни его памяти, семинары. Александр Мень долго жил в Иркутске, мы бывали в его доме, когда еще был жив его хозяин.

- Как часто вы приезжаете в Иркутск?

- В 1971 году я поехал по командировке из "Комсомольской правды" на Усть-Илимскую ГЭС. Она тогда еще только строилась. И прежде всего я, конечно, заехал в Иркутск, нашел своих одноклассников. Позже, когда стал депутатом Госдумы, приезжал сюда довольно часто. В 1997 году побывал вместе с Григорием Явлинским. Думаю, что за эти годы в целом я побывал здесь не менее десяти раз.

СПРАВКА ГАЗЕТЫ "ОБЛАСТНАЯ"

Политический деятель, один из организаторов Российского христианско-демократического союза (РХДС) Валерий Васильевич Борщев родился 1 января 1943 года. Окончил Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, по профессии журналист. Активным участником правозащитного движения стал после знакомства с Андреем Сахаровым в 1975 году. В 80-е годы работал в Фонде Солженицына, организовывал помощь политзаключенным и их семьям. С 1990 по 1993 годы - депутат Моссовета, председатель Комиссии по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности. С 1994 по 1999 годы - депутат Государственной думы первого и второго созывов, член фракции "Яблоко". Являлся заместителем председателя комитета Государственной думы по делам общественных объединений и религиозных организаций, членом комиссии Государственной думы по проверке фактов нарушений прав подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, содержащихся в следственных изоляторах и изоляторах временного содержания системы МВД России. Председатель Общественного совета при Министерстве юстиции РФ, член Московской Хельсинкской группы, председатель правления фонда "Социальное партнерство". В 1997 году тогдашний депутат Госдумы Валерий Борщев после визита в английские тюрьмы стал одним из разработчиков российского законопроекта об общественном контроле над местами исполнения наказаний.


Ирина Лагунова

http://www.og-irk.ru/vp124/valeriy_borschev__%ABirkutsk__sigral_v_moey_jizni_ogromnuyu_rol%BB/view_1322.html

17/01/2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован