ЛИКВИДАЦИЯ КУЛАЧЕСТВА ПО-АСТРАХАНСКИ

В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. Нижне-Волжский край, как один из важнейших зерновых районов, получил задание завершить коллективизацию к осени 1930 г. или, по крайней мере, к весне 1931 г. 
Это постановление ЦК определило также переход от «политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества» к «политике ликвидации кулачества как класса». Руководство Нижне-Волжского края приняло решение в срок с 5 до 15 февраля 1930 г. раскулачить в среднем 5% крестьянских хозяйств, т.е. около 50 тысяч дворов, в том числе и двор отца-кулака И. Гулина. Эта операция проводилась силами ОГПУ, милиции и воинских частей. Правительственный курс был поддержан частью середняков и деревенской беднотой. Именно бедняцкие собрания утверждали первичные списки хозяйств, подлежащих раскулачиванию, и лиц для выселения, а иногда требовали применения более решительных мер к кулакам вплоть до расстрела.

В начале 30-х годов в деревне шла малая крестьянская война; она определялась обстоятельствами: строительство общества нового типа было неизбежно сопряжёно с немалыми жертвами; отказ от этого строительства и возврат к НЭПу грозили ещё более страшными последствиями. 
Из двух или трёх зол было выбрано наименьшее. И страна выстояла. Разруху и развал государства удалось предотвратить. 
Существуют свидетельства о том, что Дальний Восток, наряду с Ленинградской областью, пострадал от раскулачивания в 1930 году минимально, С.М. Киров сказал тогда о раскулачивании: «Так всю Россию пересажают». Во время «наивысшего напряжения борьбы между правыми и ЦК» М. Тухачевский предлагал «сидеть и выжидать, организуясь в кадрах». Впрочем, в 1930 году он больше не сидел, а «сажал» других (были арестованы около 3 тысячи военспецов).
Всё же до сих пор полностью не выяснены причины многочисленных трагедий, бедствий и несчастий раскулачивания. На ком больше вины? На честных, но малограмотных энтузиастах? Или на их ловко замаскированных, законспирированных врагах? 
А может быть, чрезмерно усердствовали партийные карьеристы? Или это были правые и левые оппозиционеры, которые, затаившись, компрометировали сталинцев и желали направить против них народный гнев? 
Похоже, что оппозиционеры старались вызвать волну крестьянских восстаний и на её гребне, свергнув Сталина, захватить власть с целью реставрации капитализма в стране. Это навряд ли. Действительно, ситуация в деревне стала взрывоопасной, накалённой, многие крестьяне переходили от отчаяния к проклятьям и бунтам против советской власти.
Конечно, не снимается вина и с центральных партийных органов, и прежде всего со Сталина. Но эту вину не следует преувеличивать. В сложившейся ситуации в очередной раз было выбрано из нескольких зол наименьшее в интересах избавления новой гражданской войны. 
В действительности страна потом оправилась от потрясений и укрепила свою мощь. Последующие события подтвердили верность выбранной тактики. Победа в Великой Отечественной войне – тому лишнее подтверждение. 
Уже 8 – 10 февраля 1930 г. на заседании Особой Комиссии по ликвидации кулака при Золотовском КИК был рассмотрен список по ликвидации кулачества в Золотовском районе, где значилась фамилия кулака И.П. Гулина, и характеристика его хозяйства. 
При разбирательстве отмечено: кулак села Н. Банновка владеет досщаником, является совладельцем парохода и эксплуатирует чужой труд, был известный как участник контрреволюционного восстания. В постановлении указано: «Хозяйство Гулина раскулачить, лишить избирательных прав и выселить за пределы края».
Вместе с тем в ходе раскулачивания имелись многие факты расхищения конфискованного имущества, мародёрства, физического насилия. Всего за период с января по апрель 1930 г. в крае произошло 411 крестьянских выступлений с участием 57665 человек. Начальное массовое бегство лиц, подлежащих раскулачиванию; только в декабре – январе их сбежало до 5 тысяч, бросив семьи и имущество. 
Семья И.П. Гулина должна была быть выдворена из Нижне-Волжского края (общая численность которого составила 5,7 млн. человек), но не была выселена. Для проведения коллективизации и раскулачивания в крае с января по апрель 1930 г. по 18 мобилизациям и в плановом порядке в деревню было послано на постоянную работу 5674 человека и на временную работу 4366 коммунистов из числа промышленных рабочих, работников партгосучреждений, студенческой молодёжи; 3132 человека из них были так называемые двадцатипятитысячники – рабочие заводов Ленинграда, Москвы, Саратова, Сталинграда, которые и стали ударной силой в создании колхозов и раскулачивании.
В начале 1931 г. Сталин сказал: «Задерживать темпы – это значит отстать. А отсталых бьют… Мы отстали от передовых стран на 50 – 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». 
Народ пошёл за партией и за Сталиным не потому, что его подгоняли штыки и нагайки, не из страха или по рабской своей натуре, а только потому, что это был единственный путь к спасению. Политика Сталина в наибольшей степени отвечала подсознательной установке советского народа на самосохранение, отстаивание своего достоинства и независимости. 
21 мая 1928 г. была образована Нижне-Волжская область с центром в Саратове, объединившая бывшие Астраханскую, Сталинградскую и часть Самарской губернии, а также Калмыцкую автономную область. В июне 1928 г. Нижне-Волжская область была преображена в край в составе двух автономий (Калмыкии и Немецкого Поволжья). К концу 1920-х гг. в деревне были преодолены последствия войны и голода, постепенно складывалась и сельхозкооперация.
В 1928 г. угроза восстановления капитализма в СССР была ослаблена. Но, сразу же встал гораздо более сложный и трудный вопрос: как строить социализм? По какому плану? 
Обстановка в стране и в мире была особенно напряжённой. Начался великий экономический кризис в капиталистических странах. Ряд буржуазных правительств намеревались выйти из него, развязав крупную войну. Жертвой предлагалось сделать СССР, хотя ещё до антисоветской войны американский империализм, самый богатый во главе с президентом Рузвельтом, сделал ставку на его программу и постарался использовать достижения в СССР в целях спасения капитализма на основе экономического сотрудничества. После разгрома на XV съезде партии левой оппозиции сталинская группа оказалась лицом к лицу с неразрешимой проблемой.
Провозглашённая НЭПом свобода торговли не позволяла развивать экономику ускоренными темпами и перевооружать армию. Дальнейшее следование прежним курсом должно было неизбежно привести к краху коммунистического правительства. Оставалось последнее средство: силой заставить деревню подчиниться для создания социалистической державы. 
Было ли в 1928 году у крестьян «сильное чувство государственности», «доверие к власти», «готовность к самопожертвованию»? Навряд ли. Но на кону стоял вопрос жизни и смерти государства. Сталин был вынужден назвать положение в деревне «крестьянским бунтом». 
15 января 1928 г. Сталин выехал в Сибирь в связи «с неудовлетворительным ходом хлебозаготовок в крае», провёл встречи с руководством края в Новосибирске, Барнауле, Рубцовке и Омске. Его речи были решительны: хлебный дефицит надо преодолеть обязательно.
Для этого надо идти на чрезвычайные меры, привлекать кулаков по ст. 107 УК за спекуляцию, а хлеб конфисковывать. Поставить хлебозаготовку на иную основу, создавать колхозы и совхозы. 6 февраля Сталин вернулся в Москву. 
В других зерновых районах (Поволжье, Урал, Северный Кавказ) побывали Андреев, Микоян, Шверкин, Постылёв, Косиор. 
На заседании Политбюро произошёл спор по поводу чрезмерности жёстких мер в отношении кулаков. Сталин подчёркивал, что партия не имеет возможности воздействовать на ситуацию экономическими методами, «выбросив, например, на рынок десятки миллионов пудов хлеба и взяв, таким образом, измором зажиточные слои деревни, не выпускавшие хлеб на рынок». Поэтому из-за отсутствия резервов надо идти на чрезвычайные меры. 
Вместе с тем крестьяне на деле отозвались на государственное давление, они снизили посевы зерновых. Говоря о коллективизации в противовес ленинской кооперации, Сталин имел в виду создание крупнотоварного аграрного производства, снабжённого техникой. Такова была общемировая тенденция развития сельского хозяйства.
Потом Сталин сравнит коллективизацию с революционны скачком из старого качественного состояния общества в новое качественное состояние, «равнозначное по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года». 
Это третий этап революции (НЭП был вторым) получил своего вождя. 
Далее Сталин сказал, что чрезвычайные меры по ликвидации хлебозаготовительного кризиса применялись правильно, но превращать чрезвычайные меры в постоянный курс – это игра с огнём. Если учесть те трудности и трагедии, которые переживало крестьянство, то положение Сталина было близким к переломному и напряжённому, тем более положение государства было тоже критическим.
Усугублялись внутрипартийные и социальные конфликты, притом только началось строительство небывалого ещё «нигде и никогда нового общественного уклада»; никакого опыта в этом отношении не было, пришлось идти методом проб и ошибок. 
К концу 1929 г. по решению Нижне-Волжского крайкома ВКП(б) было охватить коллективизацией 5% крестьянских хозяйств края. С июня по сентябрь 1929 г. число крестьянских хозяйств, вступивших в колхозы, в крае выросло с 57,1 тыс. (5,9%) до 174,2 тыс. (18,3%). Одновременно летом и осенью 1929 г. происходило ужесточение мер экономического, репрессивно-правового и политического характера по отношению к зажиточной части сельского населения (к какой относился и отец-кулак И.П. Гулин): лишение избирательных прав, исключение из кооперации, наложение штрафов до пятикратного размера за несвоевременную уплату налогов или отказ сдавать хлеб, индивидуальное налогообложение и т.д. Число «лишенцев» в деревнях Нижне-Волжского края, в том числе и Астраханского округа, составило 5% от числа избирателей (в целом по России – 4,3%).
К середине 1929 г. в крае за невыполнение хлебозаготовок было привлечено к уголовной ответственности 95 человек, сотни дел находились в судебном производстве или на стадии следствия. 
В ряде мест явочным порядком велось прямое раскулачивание, отпор был очень сильным. Зажиточных крестьян поддерживали их родственники, подельники. Считалось, что в стране имелось около миллиона кулацких семей (примерно 5 млн. человек), но вместе с сочувствующими это уже было не менее 15 – 20 млн. человек. Крестьянин стал набивать утробу мясом. Он резал корову, телят, свиней, лошадей – всё. Поджог – оружие всех крестьянских бунтов в России. 
В 1929 г. по одной только РСФСР было зарегистрировано около 30 тыс. поджогов (по 100 в день!). Порой троцкисты и бухаринцы провоцировали крестьянские восстания, чтобы на их волне свергнуть сталинское руководство.
Сам отец-кулак Иван Павлович Гулин сам раскулачен лично, одновременно лишён избирательных прав. Бедняцкие группы принимали решения об изгнании кулаков с лучших земельных участков, передаваемых затем колхозам. 
С ноября 1929 г. в крае началась погоня за процентами объединения крестьян в колхозы. В Золотовский округ, где в селе Н.-Банновка бытовала семья кулака Гулина с 4 детьми, направлялся особоуполномоченный крайкома, в самом округе создавалась оперативная «тройка» по коллективизации. На конец декабря 1929 г. уровень коллективизации в Нижне-Волжском крае был доведён до 62,5%, а в ряде округов он был ещё выше. 
Отец-кулак в 1921 г. был обвинён в контрреволюционном восстании и судился дважды. Тогда возврат от «военного коммунизма» к рыночной экономике был очень сложным, а иногда и трагическим делом. «Военный коммунизм» фактически закончился «вторым Брестом». Шла перестройка уголовного мира. На преступления шли разорившиеся крестьяне, демобилизованные красноармейцы, уволенные по сокращению штатов служащие, бывшие белые солдаты и офицеры. 21 марта 1921 г. ВЦИК издал декрет «о замене продовольственной и сырьевской развёрстки натуральным налогом», уровень налога был в 2 раза меньше: 240 млн. пудов зерна, вместо 423 млн.
Власти торопились успокоить деревню. Однако восстания невозможно было одномоментно прекратить. Усмирением Тамбовского восстания руководил Тухачевский. 
К апрелю 1921 г. в стране воевало 165 крупных крестьянских отрядов. Большинством из них руководили на местах Союзы Трудового Крестьянства, организованные партией эсеров, которые сделали ставку на свержение советской власти. Они возглавляли восстания в Поволжье, как и в Сибири, Кубани, Северном Кавказе, Центральной России. Примерно в 140 отрядах было более 118 тыс. сторонников эсеров. Отец-кулак И. Гулин был повстанцем против регулярных войск, участвовал в «политическом бандитизме». Поскольку во второй половине 1920 г. большевики Саратовского края провели очередную кампанию по продовольственным заготовкам, несмотря на сравнительно низкую урожайность хлеба, возросло и количество изымаемого хлеба на продразвёрстке. На произвол властей крестьяне ответили созданием вооружённых отрядов.
В крае действовали повстанческие формирования Антонова, Вакулина, Попова, Пятакова, Серова, Усова. В августе 1921 г. губернию посетил М.И. Калинин. 
В «Обращении» к крестьянам был разъяснён порядок обложения продналогом. После этого крестьянский «политический бандитизм» стал сходить на нет. Для подавления восстания применялись отравляющие газы, а также такие меры устрашения, как массовые расстрелы заложников и сжигание крестьянских изб. 
Знакомая картина? 
11 декабря 1937 г., накануне первых выборов в Верховный Совет СССР, Сталин выступил на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа Москвы. На следующий день его речь была опубликована в «Правде», и для современного, сытого картинами «россиянских» предвыборных кампаний, читателя познакомиться с одним фрагментом этой речи будет, пожалуй, ещё более интересно, чем тогдашним слушателям и читателям Сталина.
Он говорил тогда так: «Я хотел бы, товарищи, дать вам совет, совет кандидата в депутаты своим избирателям… 
Если взять капиталистические страны, то там между депутатами и избирателями существуют некоторые своеобразные, я бы сказал, довольно странные отношения. 
Пока идут выборы, депутаты заигрывают с избирателями, лебезят перед ними, клянутся в верности, дают кучу всяких обещаний. Выходит, что зависимость депутатов от избирателей полная. 
Как только выборы состоялись и кандидаты превратились в депутатов, отношения меняются в корне. Вместо зависимости от избирателей получается полная их независимость. На протяжении четырёх или пяти лет, то есть до новых выборов, депутат чувствует себя совершенно свободным, независимым от народа, от своих избирателей.
Он может перейти из одного лагеря в другой, он может свернуть с правильной дороги на неправильную, он может запутаться в некоторых махинациях не совсем потребного характера, он может кувыркаться как ему угодно – он независим». 
Не напоминает ли это уважаемому читателю нечто, знакомое до отвращения? Но это ещё не всё! 
Сталин сказал и следующее: «Можно ли считать такие отношения нормальными? Ни в коем случае, товарищи! Это обстоятельство учла наша Конституция, и она провела закон, в силу которого избиратели имеют право досрочно отозвать своих депутатов, если они начинают финтить, если они свёртывают с дороги, если они забывают о своей зависимости от народа, от избирателей». 
Вот бы такой закон, да «электораму» «демократической» «Россиянии» - если уж на нынешних «народных избранников» нет товарища Сталина.

В.М.Гусев,член Союза журналистов России.
 
 Газета "Факт и компромат" № 37 (382),11-17 декабря 2009.Астрахань

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован