13 августа 2007
3502

Турбомагнаты

Зачем Дерипаска и Мордашов борются за "Силовые машины"

Экспорт оборудования - это вам не нефть качать, сплошные огорчения. "Силовые машины" поставили гидрогенераторы для египетской Асуанской ГЭС на 17 месяцев позже срока, и вот результат - штрафные санкции, убытки за первое полугодие больше $20 млн. В прошлом году чистый убыток "Силовых машин" достиг $132 млн. Чем такая компания могла заинтересовать наших миллиардеров?

Паляныця сказал коротко:
- Если до семи часов не будет света, повешу всех троих! - Он указал рукой на железную штангу.
Николай Островский
Как закалялась сталь

Владелец "Северстали" Алексей Мордашов и хозяин "Русала" и "Базэла" Олег Дерипаска умеют считать деньги. Сегодня "Силовые машины" в убытках, а завтра они будут лидером на бурно растущем рынке оборудования для всей российской электроэнергетики. Последние 15 лет отрасль сидела на голодном пайке, а сейчас потребление электричества в России растет на 5% ежегодно. На ввод новых мощностей, по прогнозам РАО ЕЭС и Росатома, до 2011 г. может быть потрачено $130 млрд. Непосредственно на "начинку" электростанций - турбины, генераторы и т. п. - будет направлено не менее $40 млрд. "Силовые машины" - крупнейшая отечественная компания в этом секторе. Есть за что бороться!

ЭПОХА "ИНТЕРРОСА"

Во времена, когда "Интеррос" создавал компанию, ее будущее было окутано густым туманом. В 2000 г. холдинг Владимира Потанина получил контроль над внешнеторговым объединением "Энергомашэкспорт", которое когда-то поставляло советские турбины в страны третьего мира. Затем "Интерросу" достался Ленинградский металлический завод (ЛМЗ), чьими гигантскими 300-мегаваттными турбинами (каждая - высотой с двухэтажный дом) укомплектованы легендарные советские ГЭС - Братская, Красноярская и другие. На базе ЛМЗ, питерской "Электросилы" и еще трех заводов в Калуге и Петербурге и был создан концерн "Силовые машины".

Гигантские заводы, 13 000 специалистов и ноль заказов от отечественных энергетиков, которые после распада СССР перестали вводить новые мощности. Чтобы выжить, "Силовым машинам" пришлось сделать ставку на экспорт. Участвовали в тендерах по всему миру - от Китая до Чили, стараясь перещеголять конкурентов лучшей ценой. Свои издержки не всегда толком просчитывали.

15% - рентабельность, на которую могут рассчитывать машиностроители в 2008-2012 гг.

80% новых контрактов "Силовые машины" подписали с отечественными заказчиками

В 2004 г. компания выиграла тендер на поставку паровых турбин для ТЭС "Сипат" в Индии. Цикл производства турбины - около двух лет. За это время цены на металл выросли, покупательная способность доллара упала, и контракт стоимостью $250 млн принес компании $88 млн убытка. Последствия неудачных контрактов, заключенных в 2000-2004 гг., сказываются в том, что четвертый год подряд "Силовые машины" работают себе в убыток.

Разочаровавшись в активе, в 2005 г. "Интеррос" едва не продал "Силовые машины" немецкой Siemens. Но российское правительство заблокировало сделку по продаже стратегического предприятия иностранцам. Siemens позволили купить лишь 25% акций. Еще 25% досталось РАО ЕЭС, определяющему техническую политику в отрасли. Ввиду отсутствия других покупателей "Интерросу" пришлось оставить себе 30% "Силовых машин".


НОВАЯ МЕТЛА


Выручать "Силовые машины" поручили в прошлом году Борису Вайнзихеру, по совместительству техническому директору РАО ЕЭС. 39-летний технарь из Петербурга, Вайнзихер вдохнул в компанию новую жизнь. При новом гендиректоре ее капитализация выросла в 2,5 раза, с $680 млн до $1,6 млрд.

Раньше Вайнзихер работал директором по техническому развитию "Ленэнерго", был гендиректором Киришской ГРЭС. "На одном из совещаний в РАО ЕЭС он поставил вопрос: давайте системно решим, на какие виды оборудования мы переходим, а от чего отказываемся как от неэффективного и устаревшего", - вспоминает член правления РАО Андрей Трапезников. Чубайс заметил неравнодушного менеджера и забрал его в Москву - разрабатывать техническую политику, которая легла в основу инвестпрограммы РАО: где какое оборудование заменять, какие параметры должны быть у новых электростанций, какова общая потребность в новом оборудовании.

Первым делом Вайнзихер взялся за наведение порядка. "Сейчас главная задача компании - своевременное исполнение заказов", - рассказывает Вайнзихер . Банально? Это как посмотреть. Конечной целью "Интерроса" было "капитализировать" компанию и продать ее как можно дороже. Основным средством - недальновидное наращивание портфеля заказов.

"Главная беда компании была в том, что все проблемы отодвигались на завтра и в итоге наросли таким комом, который мы еще долго будем разгребать", - рассказывает Вайнзихер. Контракты подписывались без качественного прогноза реальной себестоимости, которая на поверку оказывалась больше, чем можно было выручить за оборудование. Но вместо того чтобы поскорее запускать контракт в производство, выполнив его хотя бы с нулевой прибылью или небольшим убытком, исполнение контракта затягивали, надеясь как-то выкрутиться. В итоге набегали штрафные санкции, и убытки компании росли.

Вайнзихер прекратил эту порочную практику. "Мы ввели принцип: если контракт заключен, он должен быть исполнен", - говорит он. Параллельно "Силовые машины" стали активно заключать новые контракты и набирать кредиты. Сегодня задолженность компании превышает $300 млн, это 52% годовой выручки. Но, похоже, у нее просто не было другого выхода. Если закупать металл и комплектующие в начале двухлетнего производственного цикла, можно контролировать издержки, которые иначе могли бы превысить ожидаемую выручку. Гендиректор-совместитель оказался крайне выгодным приобретением для компании. Одновременно с приходом Вайнзихера в "Силовые машины" вступила в активную фазу реформа энергетики. Началась приватизация ОГК и ТГК. Новые частные инвесторы приступили к реализации инвестпрограмм и стали размещать заказы на новое оборудование. Если в выручке "Силовых машин" ($579 млн) более 60% - поступления по экспортным контрактам, то в портфеле новых заказов ($710 млн) 80% - российские.


ТУРБИНЫ НАРАСХВАТ


Так что же, теперь "Силовые машины" завалят заказами? "Выигрывать контракты - тяжелая работа", - утверждает Вайнзихер. Он не рисуется: рынок емкостью $40 млрд интересует не только "Силовые машины".

Весной ТГК-1 закупала новые гидротурбины для Вуоксинских ГЭС в Ленинградской области. В тендере участвовали французская Alstom, немецкая Voith Siemens, американская GE. Победили "Силовые машины", предложившие лучшие технические условия и цену (5,5 млрд руб.). ОГК-3 в июле заказала у компании Вайнзихера паровые турбины мощностью 225 МВт на 2 млрд руб. "Силовые машины" делают их качественно и относительно дешево - иностранные турбины примерно на 15% дороже из-за таможенных пошлин. Это не помешало французской Alstom получить в октябре 2006 г. контракт на поставку парогазовых турбин для ТЭЦ-26 "Мосэнерго" (стоимость около ?300 млн). Субподрядчиком по поставке котлов выступит российский "ЭМАльянс" Евгения Туголукова. Контракт на поставку и монтаж парогазовой установки для Шатурской ГРЭС (ОГК-4) стоимостью $380 млн выиграла GE.

Начальник департамента инвестиционно-технической политики "КЭС-холдинга" (владеет ТГК-9 и ТГК-5) Евгений Ильин говорит, что его компания еще только готовится проводить тендеры на закупки нового оборудования. Ей нужны теплофикационные турбины (производят и электричество, и тепло), а такое оборудование выпускают не только "Силовые машины", но и Уральский турбинный завод (УТЗ), который, как и "КЭС-холдинг", принадлежит группе "Ренова".

По отдельным видам продукции у "Силовых машин" есть и другие отечественные конкуренты. НПО "Сатурн" специализируется на выпуске газовых турбин мощностью 110 МВт на основе авиадвигателей, главной продукции "Сатурна". Сызранский "Тяжмаш" делает небольшие гидротурбины.

Аналитик "ЭМАльянса" Алексей Зайцев подчеркивает, что многие западные производители оборудования участвуют в тендерах вместе с российскими партнерами. Сам "ЭМАльянс" (выпускает паровые котлы) кооперируется с Alstom (делает паровые турбины). GE ведет совместные проекты с "Сатурном", Mitsubishi Heavy Industries ходит на тендеры совместно с УТЗ либо государственным "Техноснабэкспортом".

Конкуренция Вайнзихера не смущает. Это раньше машиностроители соглашались на любые условия, лишь бы получить заказ. За последние 15 лет в России введено менее 12 ГВт новых энергомощностей (около 5% от всех мощностей). Но до 2011 г., согласно инвестпрограмме РАО ЕЭС и Росатома, должно быть введено 41 ГВт новых мощностей. Получится, что спрос превысит предложение. Иностранные производители не смогут закрыть такие гигантские потребности, их мощности не резиновые.

"Российские заводы продадут все, что сумеют сделать, - прогнозирует Вайнзихер. - Рынок энергетического машиностроения превращается в рынок продавца. Главное - суметь удовлетворить спрос". Для "Силовых машин" это означает, что надо срочно расширять производство. Сегодня компания способна выпускать турбины и генераторы мощностью 8 ГВт в год. Но уже в 2010 г. российской энергетике, по прогнозу РАО, потребуется нового оборудования на 19 ГВт. Для расшивки узких мест на производстве нужно ставить дополнительные сборочные линии, быстро завершать старые, невыгодные экспортные контракты. Для всего этого требуются деньги - $1 млрд до 2010 г. Поэтому Вайнзихер привлекает кредиты и средства акционеров (через допэмиссию). Задача компании - к 2010 г. увеличить выручку до $2 млрд.


ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ В "РОССИЮ"?


Судьбу "Силовых машин" должен определить совет директоров РАО в конце августа. От его решения во многом зависит, кто получит контроль над лидером российского машиностроения - Мордашов или Дерипаска. Структуры обоих подали в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) заявки на приобретение контрольного пакета "Силовых машин".

В июле холдинг "Интеррос" договорился с Мордашовым о продаже своей доли в "Силовых машинах". Судя по рыночной капитализации компании, цена сделки - около $450 млн. Однако сначала "Интеррос" обязан свои акции предложить РАО и Siemens, которые формально имеют право преимущественного выкупа. Но Siemens однажды уже получила от ворот поворот вместо контроля над лидером российского энергомашиностроения, а РАО в июле прекращает существование и к тому времени должно продать свои активы. Чубайс недавно заявил, что принадлежащие РАО акции "Силовых машин" будут проданы на конкурсе. Скорее всего, до конца 2007 г.

Что будут делать с компанией новые владельцы? Директор по энергетическому машиностроению "Русских машин" (входят в "Базэл") Владимир Петроченко передал через пресс-службу, что его компании интересен сам рынок энергомашиностроения, но не стал вдаваться в подробности. Два года назад, когда "Базэл" впервые пытался купить "Силовые машины", его менеджеры говорили о планах консолидации отрасли за счет присоединения к "Силовым машинам" завода "Элсиб" (делает турбогенераторы), украинского "Турбоатома" (турбины для АЭС), государственного "Атомстройэкспорта" (подрядчик по строительству АЭС) и профильных НИИ. Курс на государственно-частное партнерство, одним словом.

Это вполне в духе времени - в атомном энергомашиностроении доминирует государственный капитал. Другое дело, что Мордашов может оказаться более уместным участником этого процесса, чем Дерипаска. Модернизацией атомной энергетики заправляет госкомпания ТВЭЛ, создавшая Компанию атомного и энергетического машиностроения ("Атомэнергомаш"), которая стала партнером "ЭМАльянса". Структуры ТВЭЛ купили "Атомстройэкспорт" и большую часть активов ОМЗ, с которыми пять лет назад едва не слились потанинские "Силовые машины". Совет директоров ТВЭЛ возглавляет глава кремлевской администрации Сергей Собянин, а финансовые потоки идут через банк "Россия", который контролирует Юрий Ковальчук, близкий к Владимиру Путину.

Официальная позиция "Северстали": "Силовые машины" - частная инвестиция Мордашова, никак не связанная с его интересами в металлургии. Магнат, мол, просто считает энергомашиностроение перспективной отраслью. Вообще-то Мордашов в последние годы старается выходить из непрофильных бизнесов: он продал свою долю и в "Северсталь-авто", и в "Северстальтрансе". Другое дело, что иногда он действительно вкладывает деньги в далековатые от него отрасли: покупал втридорога маленький пакет акций банка "Россия", приобретал акции "РЕН ТВ", которые в итоге тоже достались "России".

Консолидация "по Мордашову", у которого такие хорошие связи с хозяевами "России", может означать возвращение к плану слияния активов "Силовых машин" и энергомашиностроительных производств ОМЗ ("Ижорские заводы" и ?koda JS). "Объединение приведет к созданию крупнейшего производителя энергетического оборудования в России и принципиально изменит российский рынок энергетического оборудования. В первую очередь объединенная компания сосредоточится на инжиниринге, производстве и маркетинге оборудования для электроэнергетики, в том числе для атомных электростанций, предлагая комплексные решения по строительству и модернизации объектов энергетики", - гласил совместный пресс-релиз двух компаний, когда в 2004 г. их тогдашние хозяева Потанин и Каха Бендукидзе договорились о слиянии. Но друзья президента не пустили Бендукидзе в атомное машиностроение - теперь он работает министром в свободной Грузии. Возможно, правильная идея восторжествует, пусть и со второй попытки.

Илья Хренников
13 августа 2007
www.smoney.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован