07 декабря 2006
3276

Леонид ОСТРЕНКОВ, кандидат экономических наук: Выведет ли село из кризисного состояния национальный проект?

Начиная с сентября 2005 года, когда было объявлено президентом В.В. Путиным о приоритетном национальном проекте "Развитие АПК", крестьяне жили надеждами, что наконец-то о них вспомнили, наконец-то заговорили о сельском хозяйстве, что правительство повернулось лицом к селу. Действительно, они не ошиблись в том, что ряд вопросов развития сельского хозяйства стал решаться. Это строительство и реконструкция животноводческих комплексов и ферм под льготные 8-летние кредиты. Это -- развитие малых форм хозяйствования на селе (личные подсобные хозяйства, фермерские хозяйства и сельское кооперативное движение). Это строительство жилья для специалистов сельского хозяйства и молодых семей.
Вокруг этих направлений и развернулась масштабная работа правительства, региональных органов власти, Россельхозбанка.
Развитие животноводства
Во всех регионах страны в первой половине 2006 года проводилась работа по отбору проектов для строительства животноводческих комплексов и ферм, на которые выделяются 8-летние кредиты Россельхозбанком, процентные ставки по которым возмещаются почти полностью из федерального и регионального бюджетов. Минсельхоз практически ежемесячно рассматривал перечень отобранных проектов и корректировал списки, поскольку заявок поступило значительно больше, чем имеется на это возможностей. Появилось немало желающих получить дешевые кредиты на длительный срок в огромных суммах, не всегда представляющих конечный экономический эффект и возможность возврата полученных кредитных ресурсов.
В то же время ставка была сделана на крупные проекты, требующие значительных капитальных вложений. В результате на сооружение крупных животноводческих комплексов направлены подавляющие суммы финансовых ресурсов.
Хорошо это или не совсем? Рассмотрим ситуацию на примере Тверской области. Минсельхоз включил в реестр по Тверской области 20 животноводческих объектов на сумму 1,5 млрд. рублей. Казалось бы, сумма внушительная. Но это чисто внешне. А если внимательно посмотреть на перечень объектов и хозяйств, то видно следующее: двум заказчикам -- агрофирме Дмитрова Гора и ООО "Снайп" -- выделено на сооружение трех объектов 1,28 млрд. рублей, или свыше 85 процентов от областной суммы.
На остальные 17 проектов приходится 220 млн. рублей, или менее 13 млн. рублей на каждый. Причем в 14 хозяйствах намечается провести за счет этих средств реконструкцию существующих помещений.
Как видим, данное направление нацпроекта касается всего 19 сельских хозяйств из более чем 700, имеющихся в области. Только в 11 районах из 36 смогут реально сказать, что начали развивать животноводство, и то только в одном -- трех хозяйствах.
В связи с этим сам собой напрашивается вопрос: а правильно ли выбран путь реализации нацпроекта? Конечно, нельзя отрицать, что крупные животноводческие комплексы с передовой промышленной технологией содержания скота и птицы будут серьезными поставщиками продукции животноводства. Но надо видеть не только это.
В этой связи следует отметить следующее. Первое. Отдавая предпочтение строительству крупных объектов и направляя туда почти все финансовые ресурсы, мы оставляем за пределами нацпроекта почти все село. Там как умирала деревня, так и дальше будет умирать. За счет двух-трех проектов в районе село Тверской области, как и других регионов, не поднимешь.
Второе. Строительство крупных комплексов -- дело капиталоемкое и требующее немало времени как для освоения, так и для окупаемости. При этом потребуется не менее двух, а то и более лет, прежде чем начнется производство продукции (молока, мяса и пр.). Вложение же в строительство и реконструкцию небольших и средних по размеру ферм требует немного средств и быстро окупится, поскольку через 6 -- 12 месяцев начнется производство и реализация молока или другой продукции.
Третье. Крупные животноводческие комплексы потребуют кардинального решения проблемы кормовой базы, на что необходимо выделять большие финансовые средства как для ее создания, так и на техническое оснащение кормопроизводства и кормоприготовления. Полагаю, что сейчас при решении вопросов строительства комплексов эта проблема недооценивается.
И последнее, что, на мой взгляд, очень существенно. Изменив подход к вложению средств в небольшие проекты, мы тем самым можем одновременно за один год реконструировать и построить в каждом субъекте Российской Федерации не менее сотни новых ферм. А это значит, что вдохнем жизнь в вымирающую сотню деревень. Ведь понятно, что там, где есть ферма, там есть работа, там есть дети, там есть перспектива. Таким образом, только в Тверской области за два-три года может быть оживлено несколько сотен деревень.
В связи с этим представляется целесообразным как в Москве, так и в субъектах Федерации скорректировать политику по строительству животноводческих объектов в рамках нацпроекта. Не отрицая важности строительства крупных комплексов, сосредоточить немалые усилия и финансовые ресурсы на строительство и реконструкцию небольших и средних ферм.
Проблема племенного скота
Масштабное строительство и реконструкция животноводческих комплексов и ферм требуют одновременного решения проблемы укомплектования их племенным скотом. Причем не рядовым, а высокопроизводительным, с высокими показателями по надою молока и привесу. Иначе цель нацпроекта по увеличению производства молока и мяса не будет достигнута.
Проблема достаточно серьезная и сложная. Требуется закупить, чтобы заполнить новые дворы, многие тысячи племенных животных. Удовлетворить возросшие потребности племенные хозяйства России не имеют возможности, так как племенное дело в стране запущено, в последние пятнадцать лет практически не развивается. Заказчики строительства крупных комплексов делают ставку на завоз племскота из Голландии и других стран. Но здесь тоже возникает немало вопросов. Во-первых, Запад не в состоянии удовлетворить огромные потребности нашего сельского хозяйства в племскоте. Во-вторых, большой спрос привел и будет приводить к значительному росту цен на скот. А это рост капитальных вложений. И в третьих, импортный скот очень требователен к условиям содержания, кормления и климату. При высокой интенсивности эксплуатации требуется его смена каждые четыре-пять лет. Как будет решаться данная проблема? Все здесь должно быть учтено и продумано. Как бы через пару-тройку лет комплексы не оказались полупустыми.
С укомплектованием новым скотом небольших и средних ферм гораздо легче. Руководители хозяйства всегда находят такой скот внутри области или за ее пределами, причем с достаточно неплохими племенными показателями. Уже немало хозяйств, получающих удои свыше 5 -- 6 тысяч килограммов от коровы. И это очень важно -- племенной молодняк районированных пород скота. Для Тверской области это черно-пестрая, ярославская, сычевская породы молочного скота.
В связи с этим возникает необходимость корректировки национального проекта. В нем должны найти отражение меры по развитию племенного дела в стране. Здесь имеется в виду выделение финансовых и материальных ресурсов для развития племенных хозяйств, искусственного осеменения животных, подготовка кадров, совершенствование племенного учета, серьезная научная работа в сфере племдела.
Малые формы хозяйствования на селе
Пожалуй, наиболее емким и масштабным в объявленном нацпроекте является развитие малых форм хозяйствования в сельской местности: личных подсобных хозяйств, фермерства, сельских кооперативов. В этих целях правительство пошло на то, чтобы развернуть массовое кредитование сельского малого бизнеса на льготной основе и по упрощенной схеме получения банковского кредита. Предполагается, что данная мера даст толчок в развитии личных подсобных и фермерских хозяйств, которые в последние несколько лет стали стремительно сокращать поголовье скота и производство продукции. А это для нашей страны очень опасная ситуация, поскольку мелкий сектор на селе производит основные объемы картофеля, овощей и шерсти, треть мяса, свыше 40 процентов молока.
Поэтому вполне оправданным является стремление правительства уделить больше внимания малым формам хозяйствования на селе.
С начала текущего года началась серьезная работа во всех регионах страны по кредитованию личных подсобных хозяйств (ЛПХ), фермеров и сельских кооперативов.
Кредит для ЛПХ выдается в сумме до 300 тыс. рублей, сроком от одного до пяти лет под поручительство двух физических лиц и рекомендацию сельской администрации. Затраты крестьянина по уплате процентов за полученный кредит почти полностью возмещают федеральный (95%) и региональный (5%) бюджеты. За счет кредита крестьянин имеет возможность решить многие проблемы: купить семена, удобрения, корма, скот, отремонтировать двор, приобрести малогабаритную технику и прочее.
Время показало, что личные подсобные хозяйства проявляют очень большой интерес к получению банковских кредитов. Десятки тысяч ЛПХ их уже получили. Поистине массовым стало кредитование таких хозяйств в Мордовии, Чувашии, Дагестане, Краснодарском и Алтайском краях, в Оренбургской, Пензенской, Тамбовской областях.
Россельхозбанк разработал и успешно реализует в русле национального проекта интересную программу кредитования под названием "Сельское подворье". Чтобы обеспечить максимальную доступность крестьянам к кредиту, банк внедрил упрощенную схему получения кредита и в массовом порядке открывает свои подразделения в сельской глубинке. Это дало возможность ЛПХ и фермерам уже к ноябрю 2006 года получить около 17 млрд. рублей кредитов.
Вместе с тем проблема доступности к кредитным ресурсам банков не решена полностью. Одна из причин -- отсутствие подразделений банков во многих сельских районах. Усугубило эту ситуацию практическое свертывание Сбербанком своей сети в районах. Даже в тех районах, где он присутствует, банк не ведет кредитование в рамках нацпроекта. И другие банки страны не проявили особого желания работать с сельским населением в русле национального проекта.
У нас страна с огромной территорией и разбросанностью сельских районов, сел и деревень. Поэтому обеспечение доступности к кредитным ресурсам является важной задачей. И в ее решении должен участвовать не только Россельхозбанк и другие банки. Ведь в каждом региональном центре действуют по 20 -- 40 филиалов разных банков, то есть задача выполнима.
Вместе с тем есть ряд важных факторов, сдерживающих масштабы кредитования крестьян.
Один из них -- слабая информированность сельского населения об условиях выдачи кредитов и боязнь многих из них иметь дело с банком. Ведь подавляющая часть сельского населения никогда не была в банке и не пользовалась кредитом. Информация о национальном проекте "Развитие АПК", публикуемая в газетах, до них не доходит, так как большинство селян газет не выписывает из-за недостатка средств. Информация из телерадиопередач не всегда для них ясна. Таким образом, необходимо усиление информационной обеспеченности реализации проекта в части развития малых форм хозяйствования, донесения до конкретного сельского жителя всех преимуществ, которые дает ему государство. И здесь главную роль должны сыграть администрации сельских поселений.
Демографический фактор -- один из определяющих. Более половины поселения -- пенсионеры, которые в небольших объемах держат свое личное подсобное хозяйство и не будут его развивать, а, наоборот, сокращать. Количество подсобных хозяйств с перспективами развития становится все меньшим. Так, в Масловском сельском поселении Торжокского района Тверской области из 520 учтенных ЛПХ только 150 можно считать условно крепкими, то есть они содержат небольшое количество животных (корова, иногда поросенок, куры, редко овца и пчелы). К тому же не более 10 -- 15 из них могут воспользоваться банковским кредитом, так как месячные доходы 1 -- 3 тыс. рублей не обеспечивают возврат кредита.
Такая ситуация характерна для большинства сельских поселений Тверской области. И не только для данной территории, но и всех областей Центрального и Северо-Западного округов России. Поэтому ожидать, что здесь получит сильное развитие личное подсобное хозяйство на селе, не приходится, просто иллюзорно. Для данного региона нужны совершенно иные подходы к реанимированию активной жизни на селе.
Но даже и для самой активной части сельского населения развитие своего подворья упирается в ряд серьезных проблем. Прежде всего в проблему сбыта произведенной продукции. На селе отсутствует заготовительная система. Когда-то заготовками всевозможной сельхозпродукции занималась потребительская кооперация, которая затем на своих предприятиях перерабатывала закупленное у крестьян. Сейчас она не выполняет данную функцию, поскольку свернула как заготовительную систему, так и собственную переработку. То есть сама суть потребкооперации как таковая сужена до предела.
Поэтому представляется неоправданным, что в нацпроекте не предусмотрены меры государственной поддержки развития сельской потребительской кооперации и в ее составе возрождения полнокровной системы заготовок.
В то же время справедливости ради отметим, что нацпроект стимулирует создание селянами потребительских кооперативов по снабжению и сбыту, заготовкам и переработке сельхозпродукции, техническому обслуживанию. Направление в целом верное. Но вместе с тем практика текущего года показывает, что на развитие кооперативного движения на селе потребуются многие годы. В регионах, главным образом на селе, не готовы к их созданию. В деревне почти нет тех, кто имеет более или менее ясное представление, что такое потребительский кооператив, как его создавать. Чтобы создать кооператив, нужны инициаторы, люди, обладающие определенным уровнем знаний, способностью экономически и коммерчески мыслить. Под кооператив надо подвести определенную материальную базу, найти денежные ресурсы, и немалые. Поэтому не случайно в 2006 году в Тверской области только в пяти районах из 36 решили создать по одному сельскохозяйственному потребительскому кооперативу, из них два -- по снабжению и сбыту, один -- по переработке и два -- кредитных. В 2007 году намечено создать восемь кооперативов по снабжению и сбыту и два -- по переработке. Как видим, в обозримом будущем проблема реализации сельскими подворьями и крестьянскими (фермерскими) хозяйствами своей продукции не будет решена. Это означает, что реализация нацпроекта в части развития личных подсобных хозяйств, а также фермерских хозяйств может захлебнуться.
К изложенному следует добавить и проблему цен на сельхозпродукцию. Существующая ценовая политика, диктуемая заготовительными и перерабатывающими организациями, является настоящим геноцидом по отношению к крестьянам. Сегодня выращивание зерна, картофеля, овощей, производство мяса и молока убыточны из-за непомерно низких цен. На протяжении нескольких лет в Тверской области цены на закупаемое у крестьян молоко не превышают 5 -- 6 рублей за литр, мясо крупного рогатого скота (в живом весе) -- 35 -- 40 рублей, мясо свинины (в живом весе) -- 45 -- 50 рублей, яйцо (десяток) -- 14 -- 16 рублей, килограмм картофеля -- 4 рубля, зерно -- 2 -- 3 рубля. А теперь сравните названные цены с ценами на прилавках магазинов. Невооруженным взглядом видно, что у крестьян -- затраты, а у переработчиков и торговли -- прибыль.
Что еще хуже, даже в условиях низких цен заготовительные и перерабатывающие предприятия своевременно не рассчитываются с крестьянами за закупленную у них продукцию. АПК "Тверца", что в Торжокском районе, несколько месяцев не выплачивает личным подворьям Масловского сельского поселения за закупленное молоко, задолжав около 200 тыс. рублей. Таких примеров немало.
В результате падает заинтересованность в развитии подворья и отпадает необходимость обращаться в банк за кредитом.
Отсюда следует вывод, что необходимы достаточно существенные корректировки национального проекта, когда речь идет о развитии малого бизнеса на селе.
Развитие переработки -- в стороне от национального проекта
Поразительно, но факт: одна из важнейших подотраслей АПК -- перерабатывающая промышленность -- обойдена вниманием правительства. Как будто ее не существует. Или она не нуждается в реконструкции, модернизации, новых технологиях? Цель нацпроекта -- увеличение производства сельхозпродукции. Но ведь ее надо довести до конечного потребителя -- покупателя.
На пути произведенной крестьянами продукции от поля и фермы до прилавка существует масса проблем, которые требуют решения, -- решения на государственном уровне при соблюдении принципа "производство -- сбыт -- переработка -- торговля" как единого целого в АПК. То есть необходим системный подход, при котором следует видеть взаимосвязанность всех этапов названной цепочки, взаимную заинтересованность в конечном результате. Пока же в реальности этого не существует. И страдает прежде всего крестьянин, сельхозтоваропроизводитель.
В этой цепи одним из важнейших звеньев является переработка сельхозпродукции. К несчастью для нашего крестьянина, перерабатывающая промышленность России в большей степени работает на зарубежном сырье, а не на отечественном, а точнее, служит заграничному фермеру, а не отечественному.
Нацпроект ставит задачу больше произвести молока, мяса и прочей сельхозпродукции, но не ставит задачу, как решить проблему ее реализации и переработки. В итоге нацпроект "Развитие АПК" имеет вполне реальную возможность затормозиться. Опасность вполне осуществимая.
В Тверской области немало районов, где вообще нет ни молочных заводов, ни мясокомбинатов. Те, что были в советское время, канули в Лету. Многие из имеющихся предприятий еле-еле дышат, работают на изношенном оборудовании, не имеют кадров, в долгах, своевременно не рассчитываются за поставленное сырье. Почти все мясокомбинаты закрыли убойные цеха и не принимают живой скот. Молочные заводы в массовом порядке переходят на работу с сухим молоком, при этом закупают местное молоко по крайне низким, убыточным и для крестьянина ценам (4 -- 6 рублей за литр).
В хозяйствах Тверской области в 2005 году было произведено 18,7 тыс.тонн скота и птицы. Из них 1,1 тыс. тонн (менее 6%) было реализовано на мясоперерабатывающие предприятия и потребкооперацию. Почти 11 тыс. тонн (около 60%) реализовано перекупщикам или на рынке.
Все говорит о том, что решение проблемы сбыта и переработки должно встать в нацпроекте в один ряд с решением задач развития животноводства и личных подсобных хозяйств.
Реконструкция и модернизация существующих предприятий, строительство новых, внедрение передовых технологий, расширение сети перерабатывающих предприятий и их цехов -- все это жизненно необходимое для дальнейшего развития сельского хозяйства.
Поэтому государством должны быть предприняты вполне конкретные шаги в этом направлении. И прежде всего государственная поддержка в строительстве и реконструкции перерабатывающих предприятий, распространение на них льготного долгосрочного инвестиционного кредитования, участие государства своими средствами в строительстве и модернизации, создание мощностей по выпуску необходимого оборудования на отечественных предприятиях.
Селу нужен системный национальный проект
Как видим, реализуемый в настоящее время нацпроект "Развитие АПК" носит лишь точечный, узконаправленный характер. Это лишь отдельные звенья в системе жизнедеятельности сельского хозяйства. Наверное, надо руководству страны понять, что отдельными звеньями село не вытянешь из глубокого системного кризиса, который с каждым днем углубляется. В деревне произошли, по существу, необратимые процессы: полностью нарушен сельский образ жизни, исторически носящий общинный коллективный характер; десятки тысяч деревень вымерли и продолжают вымирать; молодое поколение без оглядки бежит из села в город в поисках лучшей доли; пожилые крестьяне предоставлены сами себе, очень часто без медицинской помощи, телефонной связи, без продуктов. Закрываются школы, учреждения культуры, детские сады, магазины, сельские больницы.
В то же время на село ринулись полчища людей из Москвы, других крупных городов скупать в массовом порядке за бесценок у крестьян земельные паи. Земля скупается в первую очередь в самых живописных местах. В Тверской области -- вдоль Волги и около других рек и озер, в Осташковском, Пеновском, Селижаровском, Зубцовском, Кимрском, Кашинском, Калязинском районах. Во многих случаях скупка земли осуществляется не для сельскохозяйственной деятельности, а для последующей перепродажи или строительства баз отдыха. В Сандовском районе тысячи гектаров прежде возделываемой земли отведены под охотничье хозяйство. В Рузском районе Московской области на землях бывшего совхоза имени Космодемьянской планируется возвести крупный рекреационный жилой массив "Рузская Швейцария" с последующим выселением крестьян со своих родных земель.
Так что же нужно сделать, чтобы возродить село?
Первое. Необходимо, чтобы прежде всего президент, правительство, вся правящая элита наконец-то осознали всю пагубность проводимой государственной политики по отношению к крестьянству и отказались от нее.
Второе. Выработать и осуществить новую государственную политику, направляемую на всемерное развитие сельского хозяйства. Такая политика должна носить не узкий, точечный характер. Это должна быть системная программа, охватывающая все сферы сельской жизни: использование земель по назначению, повышение плодородия, материально-техническое укрепление сельского хозяйства, создание необходимых условий социально-культурной жизни, решение кадровой проблемы, развитие заготовительной системы, перерабатывающей промышленности, стимулирование труда, новая ценовая политика, научное обеспечение развития сельхозпроизводства и т.д.
На осуществление масштабной программы возрождения села должны быть направлены мощные государственные ресурсы.
И последнее. Деревня обезлюдела, опустынела. На десятках километров уже не встретишь трактора, обрабатывающего пашню. Наша родная русская земля все более приобретает дикий вид. Мы что, в России не собираемся дальше жить? Пока, похоже, так. Подавляющее большинство нашего общества, включая и правящую элиту, одурманено якобы благополучным западным образом жизни, ослеплено мнимым изобилием импортных продуктов сомнительного качества на прилавках магазинов. Политика импорта продуктов питания, отказывая при этом в покупке этих же товаров у отечественного крестьянина, антипатриотична.
В истории России есть немало замечательных примеров, когда власть принимала стратегические решения по освоению земель. Во второй половине XVIII века императрица Екатерина II заселяла земли Поволжья. В 50-х годах прошлого столетия, в советское время, успешно осуществлена программа освоения целинных и залежных земель. При этом все решалось в комплексе: люди, строительство, техника, материальный интерес. К этому надо добавить и патриотизм.
Вот и сейчас настало время подумать, как и кем заселять нашу деревню, кому позволить на ней работать, как заинтересовать, прежде всего молодежь, работать на земле.
Если мы любим свою родину, русскую землю, если хотим, чтобы государство было богатым и благополучным, мы должны возродить деревню. Но для этого нужна воля. Политическая воля тех, кто стоит у руля нашего государства.

Леонид ОСТРЕНКОВ, кандидат экономических наук , ВТ

Источник: Караван+Я




07.12.2006
http://www.etver.ru/lenta/index.php?newsid=26205

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован