Эксклюзив
Орлов Александр Арсеньевич
09 июня 2015
6714

Кризис на Украине: стратегическая ошибка Запада или закономерность?

В первой половине 90-х годов мне по долгу дипломатической службы довелось несколько раз побывать в бывшей Югославии, объятой пламенем братоубийственной гражданской войны. Все сербы, с кем приходилось встречаться – от представителей политического руководства и военных, до простых людей на улицах Белграда и в тех местах, где дислоцировались российские миротворцы, не сговариваясь, говорили одно и то же:  «Югославия – это только начало, цель Запада – Россия».

В течение двух десятилетий после окончания «холодной войны» США и их западные союзники методично, целенаправленно, с упорством, достойным лучшего применения, занимались изменением геополитической карты мира сообразно своим интересам и разноплановым потребностям, прежде всего военно-политическим и экономическим. Даже при очень богатой фантазии тех, кто готов оправдать любые сомнительные шаги и действия Запада, включая откровенно конфронтационные и потенциально крайне опасные, в том числе для самих их инициаторов, представив их как реакцию на происки и козни коварной Москвы, Россия в этот исторический период в силу известных обстоятельств была просто не в состоянии «заказывать музыку» на международной арене, ограничиваясь отдельными выплесками энергии, как правило, на регионально-локальном уровне.

Большое, как справедливо утверждали классики, видится на расстоянии, а в нашем случае – еще и во времени. Те изменения, которые отобразила политическая карта Старого Свете, показывающая динамику расширения НАТО и Евросоюза на восток, не могут не впечатлять.  Военно-политически и экономически «старушка» Европа была за эти годы фундаментально переформатирована, причем, что симптоматично, в период мирного затишья, когда заверения о партнерстве и сотрудничестве, образно говоря, лились рекой. Хотя уже тогда трудно было избавиться от назойливого ощущения, что рано или поздно процесс безудержной односторонней экспансии должен будет завершиться каким-то мощным катаклизмом общеевропейского, а то и мирового масштаба. Видимо, сегодня мы переживаем такой момент. Под удар поставлены такие основополагающие принципы глобального сосуществования как стратегическая стабильность, равная безопасность и взаимное доверие.

Трудно поверить в то, что США и их союзники только реагировали на ситуацию, складывавшуюся на ставшем уже пресловутым киевском майдане, и все их действия были мотивированы искренним желанием поддержать простых украинцев, восставших против коррупции и авторитаризма. Хотя подобные сюжеты были неоднократно использованы в художественно-пропагандистских голливудских блокбастерах на тему о смелости и благородстве американских героев, готовых самозабвенно прийти на помощь борцам за свободу в любой точке земного шара. Но одно дело кино, и совсем другое – реальная жизнь, где людская кровь – не краска на одежде актеров.

Если кто-то продолжает сегодня сомневаться в том, что «киевский майдан» долго и тщательно готовился Западом, то остается предположить, что этот кто-то – человек крайне наивный, не желающий снять розовые очки, чтобы увидеть окружающий его мир таким, какой он есть на самом деле. О всех перипетиях киевского хаоса, организаторах, участниках, спонсорах и пиар-сопровождающих  майданной демократии уже сказано и написано немало. Уверен, что процесс анализа и осмысления технологии «оранжевых революций» будет продолжен и нас ожидают многие ошеломляющие откровения и интересные обобщения и выводы.

Однако главный смысл этой статьи – в другом. В том, чтобы постараться понять цель или цели, которые преследует Запад, активно, безапелляционно  поддержавший путч на Украине и, соответственно, несущий прямую ответственность за все последствия – как непосредственные, так и отдаленные – этой безграничной трагедии.

Со времен перестройки в СССР, то есть на протяжении более четверти века, в массовом сознании, как у нас в стране, так и – как считалось – за рубежом, укоренились следующие основополагающие установки: закончилась «холодная война», а с ней и фронтальное противостояние конкурировавших военно-политических блоков; в результате мир стал более стабильным и безопасным; ядерная угроза отступила; набирает обороты глобализация; растет (хоть и с перебоями) взаимное доверие между Россией и Западом, развивается сотрудничество и взаимодействие между ними по острейшим международным проблемам, в частности в деле противодействия новым угрозам и вызовам, и т.д. Периодически возникавшие сложности и шероховатости во взаимоотношениях воспринимались – во всяком случае в России – без излишнего драматизма, как, возможно, естественные трудности на пути создания и становления многополюсной модели безопасности в мире. Тем более, что «перезагрузка» в российско-американских отношениях, которую многие еще явственно помнят, как будто свидетельствовала о желании США, от которых и последовала эта инициатива, решать возникающие проблемы в духе сотрудничества и конструктивного диалога. 

Однако этот позитивный тренд, как оказалось, не стал безальтернативным. В недрах западного, особенно американского, истеблишмента тлели до конца не прогоревшие головешки «холодной войны», которые, мгновенно воспламенившись от украинской искры, буквально на глазах сожгли тонкую и непрочную ткань  российско-западного диалога и доверия, которая худо-бедно ткалась последние двадцать лет.

Нет сомнения в том, что в США и на Западе в целом есть силы, заинтересованные в обострении отношений с Россией и возвращении мира в эпоху глобальной конфронтации. Согласно устоявшегося мнения, это, прежде всего, представители военно-промышленного комплекса,  для которых стабильность в мире, сопряженная с замедлением темпов гонки вооружений, – прямой путь к потере прибылей,  высокопоставленные военные и функционеры разведсообщества, многие из которых по-прежнему видят мир только в черно-белом цвете и для которых конфронтация – это та стихия, где они чувствуют себя как рыба в воде. И, наконец, это политики, чуть ли не на клеточном уровне заряженные антироссийски, которые видят свое историческое предназначение в разрушении России по сценарию, еще несколько десятков лет назад описанному  политологом-реакционером Бжезинским.

Но ведь, как казалось, в США и в других ведущих странах Запада есть влиятельные круги, которые в полной мере осознали суть произошедшего в мире поворота и для которых возврат в эпоху глобальной конфронтации  невозможен по определению. Представлялось, что эти круги в состоянии контролировать внутренние процессы в своих странах и сдерживать, если это потребуется, доморощенных  военно-политических радикалов. Неужели такое впечатление было иллюзией, простым отражением желания увидеть то, что хотелось видеть, искаженной реальностью? Неужели не голуби, а ястребы все это время реально правили бал в кабинетах и коридорах власти на Западе?

К сожалению, видимо, так оно и есть. Рано или поздно все тайное становится явным. И в этом случае четко выстраивается  логика (если говорить о западной логике) всех тех процессов, которые разворачиваются на наших глазах в течение двух последних десятилетий, в эпицентре которых так или иначе оказывается Россия, вновь ставшая объектом многоуровневого прессинга – и военно-политического, и экономического, и культурного, и даже религиозного.  Становится понятным, что события на Украине, которые из конфликтов в Европе последних десятилетий по количеству жертв и разрушений уступают, пожалуй, только югославской трагедии  90-х годов прошлого века, являются совсем не случайными, а закономерными, долго и тщательно готовившимися яйцеголовыми аналитиками и практиками тайных операций.

Не будем отрицать, что для части украинцев майдан был выражением социального протеста против безграничной коррупции, глубочайшего неравенства в обществе, засилья олигархов, превративших Украину в свою дойную корову. Простой народ просто устал и требовал справедливости. И это понятно и объяснимо. Подавляющее число  революций в истории имело социально-экономическую подоплеку, и  в этом контексте украинский кризис – не исключение.

Однако необходимо обратить внимание на другое: как социальный – по своей сути - конфликт был опытными кукловодами ловко и умело превращен в мощную антироссийскую кампанию, последствия которой сегодня невозможно в полной мере оценить. Как стремительно и организованно на месте простых протестующих граждан оказались хорошо подготовленные, в том числе и западными инструкторами, боевики из радикально-националистических, профашистских группировок.

В этой связи возникает ряд вполне закономерных вопросов. Ради чего Западу в принципе понадобился столь масштабный кризис в Европе?  Зачем потребовалось свергать вооруженным путем законно избранного и международно признанного президента суверенного государства, причем столь проблемного, как Украина, даже если его деятельность не удовлетворяла часть общества? Разве для смены власти, в том числе и досрочной, не существует  демократических механизмов, закрепленных в конституции? Массовые волнения во многих европейских странах, прежде всего на волне мирового экономического кризиса,  стали в последние годы обычным явлением. Тем не менее ни в одной стране беспорядки не переросли в вооруженные столкновения и, тем более, в гражданскую войну, несмотря на то, что силы правопорядка во многих случаях не слишком церемонились с протестующими. Ни в одной из европейских стран социальные протесты и способы их подавления со стороны властей не стали поводом для звучных протестов на правительственно-парламентском уровне в странах «демократического мира» и тем более для прямого внешнего вмешательства  во внутренние дела суверенных государств. Почему на Украине все было не так, как в других случаях? Почему законному руководству на Украине было отказано в праве самому сделать выбор, когда и на каких условиях подписывать пресловутое соглашение об ассоциации с Евросоюзом? Или вообще не подписывать… Разве Украина не суверенное государство, которое само в состоянии определить свою судьбу? По логике Запада  получается, что нет. Тогда возникает еще один закономерный вопрос: а действительно ли Запад привержен принципам демократии настолько, насколько стремится всех в этом убедить? Не являются ли все проповеди на сей счет простым прикрытием для достижения им своей главной цели, связанной с сохранением глобальной гегемонии, которая необходима, в том числе, и для экономической экспансии?

Не стоит забывать, что во имя высоких идеалов демократии были разрушены Югославия, Ирак, Афганистан, Ливия, теперь разрушаются Сирия и Украина. Число жертв безудержной борьбы за демократию, развернувшейся в течение пары последних десятилетий, достигает сотен тысяч человек, если вообще не перевалило за миллион. В свое время госсекретарь США показывал на заседании Совета Безопасности ООН пробирку с каким-то веществом, якобы свидетельствовавшим о наличии у режима Саддама Хусейна в Ираке оружия массового уничтожения. Это оказалось циничной ложью, однако стало оправданием для агрессии. Не менее цинично выглядят и обращения к демократии, которая в устах американских политических проповедников становится  некоей абсолютной индульгенцией от кровавых преступлений. 

Понимая, что в этом пасьянсе что-то не так, что-то не складывается, Запад поспешил назначить виновником украинской трагедии Россию, и последовательно старается убедить в этом весь мир. Выступая 28 мая 2014 года в военной академии «Вест Пойнт», президент США Б. Обама не просто не пытался это скрывать, а преподнес как достижение Америки и ее агитпропа: «Наши возможности по формированию мирового мнения помогли сразу изолировать России».  При этом все переворачивается с ног на голову. Правый становится виноватым, и наоборот. В подтверждение этого приведем еще ряд выдержек из упомянутого выступления американского лидера. В одном месте он говорит: «Мы и наши союзники, защищая международное право, дали украинцам шанс выбрать свое будущее». В другом утверждает, что «когда … на Украине люди в масках занимают здание, мир смотрит на Америку и ждет ее помощи». В третьем заявляет, что «региональная агрессия, остающаяся безнаказанной – на юге Украины, в Южно-Китайском море или где-либо еще в мире, в конечном счете повлияет на наших союзников и может втянуть нашу армию».[1] Первые две цитаты выдержаны в духе театра абсурда. Хочется спросить: кто же все-таки нарушил и продолжает нарушать на Украине как национальное, так и международное право? Кто организовал и спонсировал государственный переворот, который привел к гражданской войне? Кто сделал так, чтобы «провернуть» переворот в Киеве в период Олимпиады в Сочи, пока Россия была, образно говоря, связана по рукам и ногам? Неужели сама Россия? Какие люди в масках заняли правительственные здания в центре Киева в разгар майданного путча? Неужели тоже посланные Москвой? В третьем высказывании президента США делается прямой намек на Россию и Китай как на агрессоров и содержится скрытая угроза. Но разве угрозы и запугивание – это приемлемый лексикон для общения между державами, являющимися постоянными членами Совета Безопасности ООН в XXI веке? Разве этого ждет от них весь мир? Разве мало на Земле и за ее пределами проблем, требующих совместных усилий ведущих мировых держав? Те, кто развязывают кризисы, подобные украинскому, должны отдавать себе отчет в том, что, провоцируя международную напряженность, они вполне осознанно уводят мир с магистрального пути развития нашей глобальной цивилизации.

Россия – гигантская страна, способная быть вполне самодостаточной. Режим санкций, применением которого Запад, видимо, стремится наставить Россию на «путь истинный» (естественно, в западном понимании), как ни странно, может оказаться для нее полезным. Осознав реальность угрозы, мы, наконец-то, перейдем от слов к делу и вплотную займемся развитием своей инновационной экономики,  приведем в порядок инфраструктуру, выстроим передовую промышленность полного цикла с упором на развитие машиностроения в самом широком диапазоне его направлений,  решим проблему продовольственной безопасности и т.д.  Мы часто слышим, как в Европе говорят о важности диверсификации каналов получения углеводородов, имея в виду прежде всего уменьшить роль России в таких поставках. Однако нам тоже следует идти этим же путем и не замыкаться на одном преференциальном получателе продукции отечественного нефте-газового сектора, каковым сегодня является Евросоюз. Заключение в ходе майского визита президента России В.В. Путина в Китай исторического, рассчитанного на 30 лет  соглашения о поставках российского газа в КНР, открывает для нашей страны новые масштабные перспективы на этом направлении.

России – стране двух континентов – давно следовало в своей внешнеэкономической деятельности уделять больше внимания своим азиатским партнерам, тем более, что Азия будет в XXI веке локомотивом мирового развития на фоне затухающей Европы, которая никак не может преодолеть последствий экономического кризиса и общие ресурсы которой для динамичного развития в дальнейшем объективно весьма ограничены.

Всем должно быть понятно, что кризис на Украине – это не просто очередная конфликтная ситуация, которая останется без последствий. Это – глубокая рана, и даже когда она затянется, от нее останется толстый рубец. Рубец, прежде всего, в сознании россиян, особенно молодежи. В последние годы отношение значительной части российского общества к США и Западу в целом серьезно изменилось в худшую для них сторону. Если этого добивались определенные круги на Западе, то их можно поздравить с успехом. Но здесь напрашивается еще один вопрос: может ли компенсировать для Запада приобретение подобострастно заглядывающей ему в глаза части Украины, которую ему теперь придется и содержать, утрату партнерских отношений с Россией? Является ли, в принципе, оправданной линия, суть которой можно сформулировать следующим образом: делать все в ущерб России? Отвечая на вопросы зарубежных журналистов в ходе экономического форума в Санкт-Петербурге в мае 2014 г., президент России В.В. Путин, заявив, что Москва не будет обслуживать чужие политические интересы, в то же время подчеркнул, что «мы хотим и готовы к равноправному сотрудничеству. И мне кажется, что не только значительная часть общественности европейских стран, да и в самих Соединенных Штатах … но и правящие круги в этих странах, всё прекрасно понимают, и на самом деле на конфронтацию и не настроены. И нет для этого никаких оснований».[2]  

Для подтверждения этой оценки сошлемся на мнение г-жи Арасели Мангас, широко известного в Западной Европе специалиста в области международного права, профессора Университета Комплутенсе в Мадриде. Она говорит: «Евросоюз проявил величайшую глупость, превратив переговоры о заключении соглашения (об ассоциации – прим. авт.) в крупномасштабный международный кризис. Все началось в 2007 году, когда НАТО отделила Косово от Сербии и разорвала карту Европы. С этого момента, как костяшки домино, посыпались кризисы в Грузии, а теперь на Украине. Запад должен понять, что страна-мост Украина нуждается в правительстве, где представлены все меньшинства, она должна поддерживать хорошие отношения как с Брюсселем, так и с Москвой. Если Евросоюз и США продолжат дестабилизировать Россию, то мы можем прийти к возникновению обстоятельств, схожих с теми, которые были в 1914 году».[3]

Можно предположить, что в США и  Евросоюзе, форсировав смену власти в Киеве, плохо изучили возможные последствия этого шага. Думаю, что им казалось, что, как это было в Грузии в  2003 году и на той же Украине в   2004 году, а еще раньше в Югославии,  все опять «проскочит». Но ситуация явно вышла из под контроля и никто не знает, когда и чем всё закончится. Не хотелось бы, как это сделала проф. А. Мангас, проводить параллели между 1914 и 2014 годами, но, объективно говоря, они напрашиваются сами собой. Тогда тоже большинство европейских элит не верило в возможность возникновения мировой войны, но запущенный механизм конфронтации привел к необратимым последствиям.

         Итак, подведем итог? Чего добивается Запад и, прежде всего, конечно, США, на Украине? Ответ, в принципе, очевиден: распространения зоны своего влияния на Украину с последующим включением этой страны в НАТО и Евросоюз, а попутно изоляции России, которую к тому же собираются еще и сдерживать, как «сдерживали» Советский Союз в разгар «холодной войны». Правда, кто кого сдерживал в тот исторический период – большой вопрос: мы считаем, что сдерживать приходилось как раз Соединенные Штаты, и надо сказать, что эта задача была успешно решена. Возможные последствия таких действий вряд ли в полной мере просчитаны западными, прежде всего, американскими аналитиками. Приходится констатировать, что Соединенными Штатами и Евросоюзом, который оказался неспособным на собственный «протагонизм» в украинских делах,   пройден некий условный Рубикон («красная линия», выражаясь современным языком), за которым открывается полоса неизвестности. Сегодня очень трудно себе представить, что в ближайшем будущем будут восстановлены партнерские отношения между Россией и Западом, а о таком понятии, как взаимное доверие, вероятно, нужно забыть до лучших времен, которые неизвестно когда наступят. Слабость сегодняшней Европы напрямую связана  с отсутствием харизматичных лидеров, которые в прежние годы задавали тон не только европейского, но и мирового развития. Де Голль, Аденауэр, Брандт еще остаются в памяти многих как маяки европейской политики и как государственные деятели, имевшие собственный взгляд на происходившие в мире процессы, которые были не менее, а, скорее всего, более сложными, чем нынешние. В наши дни Европа весьма ограничена в собственном выборе и, к сожалению, обречена выть ведомой.

         Рукотворный украинский кризис является либо крупной, стратегической, пока не осознанной до конца ошибкой Запада, который за два десятилетия абсолютного доминирования в известном смысле утратил чувство реальности,  либо в головах тамошних вершителей судеб, главным образом, конечно, в Вашингтоне,  действительно вызревают какие-то еще более далекоидущие планы, а Украина – это только этап в их реализации. В этом случае речь уже может идти о глобальной угрозе. И здесь встает еще один очень важный вопрос: сможет ли та часть западных обществ, те политические силы, которые настроены не на конфронтацию, а на сотрудничество и диалог, вовремя это осознать и блокировать сползание мира к новой «холодной», а при известных обстоятельствах и «горячей»  войне. Искренне хотелось бы верить в то, что такое осознание есть и что оно будет только крепнуть.

 

[1]URL: http://russian.rt.com/article/34016#ixzz335qzgbSW

[2] URL: www.1tv.ru/news/polit/259542

[3] “Quizá fue un error acabar con la Unión Soviética”// El País, 7 de mayo de 2014

 

Источник: «Международная жизнь»,  №6, 2014. С. 48-56.

Орлов Александр Арсеньевич, директор Института международных исследований МГИМО (У) МИД России   

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован