21 сентября 2012
17861

Глава 1. Идеологические аспекты новой системы международной и европейской безопасности: за и против

... мы обращаемся к тем проблемам
европейской реальности, с которых
гораздо логичнее было начать наш
анализ - к проблемам исторической
и культурной идентичности Европы...[1]

В. Иноземцев

... опасный вакуум идей относительно
долгосрочного развития мира требует
чрезвычайных усилий...[2]

С. Караганов


Идеологические и культурные аспекты международной безопасности чрезвычайно важны и порой недооцениваются, хотя именно они лежат в основе внешней политики любой страны (группы стран). Эта цивилизационная, культурная и идеологическая специфика во многом определяет сегодня модели развития не только отдельных стран, но и целых регионов. А главное - новых центров силы. "Демократические модели "классического" западного типа в регионе (Центральной Азии - А.П.) не возникли...>>, - признают исследователи МГИМО(У)[3].

Но это справедливо по отношению и к другим регионам планеты. "Универсальность", проповедуемая либералами, означает на деле признание "единственно - верной" модели мирового развития, в основе которой лежит система американских ценностей и стремление США (особенно после сентября 2001 года) распространить эту модель по всему миру.

Отношения России, например, и Европы имеют давнюю историю. Эта трудная история насчитывает более 1000 лет.

Этот фактор постоянно недооценивается. А зря.

Размышляя о проблемах европейской безопасности, нельзя не вспомнить Н.Я. Данилевского, который более полутора веков назад высказал мысль, имеющую, на мой взгляд, значение и сегодня. "Дело в том, что Европа не признает нас своими. Она видит в России и в славянах вообще нечто ей чуждое, а вместе с тем такое, что не может служить для нее простым материалом, из которого она могла бы извлекать свои выгоды, как извлекает из Китая, Индии, Африки, большей части Америки и т.д., ...Европа поэтому видит в Руси и в Славянстве не чуждое только, но и враждебное начало. ...Европа понимает или, точнее сказать, инстинктивно чувствует, что под этой поверхностью лежит крепкое, твердое ядро, которое не растолочь, не размолоть, не растворить, которое, следовательно, нельзя будет себе ассимилировать, претворить в свою плоть и кровь, которое имеет силу, и притязание жить своею независимою, самобытною жизнью. ...Европе трудно - чтобы не сказать невозможно - перенести это... не крестом, так пестом; не мытьем, так катаньем, - надо не дать этому ядру еще более окрепнуть и разрастись, пустить корни и ветви вглубь и вширь"[4].

Политико-идеологические аспекты международной безопасности в XXI веке, на мой взгляд, вышли на первое место среди самых актуальных международных проблем. Особенно в период кризиса 2008-2010 годов, хотя на поверхности общественного внимания чаще всего фигурировали финансовые и экономические проблемы. Политика, в том числе олицетворяемая лидерами "Большой восьмерки" и "Большой двадцатки", явилась той "концентрированной экономикой", которая реально определяла состояние международной безопасности.

Но сама по себе политика выступает лишь проявлением идеологии, тех фундаментальных ценностей, которые отстаивала правящая элита. Таким образом, экономический и финансовый кризис 2008-2010 годов в действительности стал проявлением идеологического кризиса либерализма на Западе. Не случайно, что от кризиса в экономическом плане пострадали меньше всего те страны, которые идеологически меньше зависели от развитых стран и либеральной экономики.

Неудача попыток построения "однополярного мира", "триумфальное настроение правых" завело, - как пишет американский исследователь И. Валлерстайн, - мир в тупик"[5]. Но у этого была и еще одна причина - губительное высокомерие Запада, его элиты, которая искренне считала, что ей удалось построить "идеальный мир", в основе которого лежат "подлинные ценности". Когда так считают, то подобное высокомерие не только не отражает реальности, но и, как показывает история, бывает строго наказано.

Сегодня это "высокомерие Запада" мешает решать реальные проблемы, ибо исключает новые политические концептуальные подходы, выходящие за рамки этой идеологии. Что проявляется, в частности в отношении к российской внешней политике.

Стремление совмещать конкуренцию и сотрудничество означает дипломатический торг интересами, или политику "игры с ненулевой суммой" - эта идея красной нитью проходит через всю аргументацию экспертов и политиков, приближенных к Бараку Обаме. Для этого США необходимо понимать интересы России и соотносить со своими собственными интересами[6]. "Реальные проблемы" - экономические и социальные - становятся заложниками идеологии. "... развитие экономики той или иной страны во многом находится под влиянием политики, т.е. зависит от целей, поставленных правящей элитой... политические интересы, идеология власть имущих, надолго деформируют экономические законы. Это рано или поздно приводит к взрыву...>>[7] - академик О. Богомолов. Именно идеология правящей элиты США и ряда других стран определяла многие годы экономическую, внешнюю и военную политику в мире, включая, естественно, и весь комплекс вопросов, связанных с международной безопасностью. А поэтому Мировой кризис 2008-2010 годов стал не только финансовым и экономическим кризисом, но и кризисом идеологическим, и политическим правящей элиты Запада, который с новой остротой поставил на повестку дня вопрос о новой системе международной безопасности. В тех странах, где не было идеологической либеральной "ломки", экономический и финансовый кризис проявился лишь в той мере, в какой они зависели от стран-лидеров глобализации. В Китае, естественно, сократился экспорт, но падение ВВП "сократилось" до снижения роста на 1-2%. Та же ситуация наблюдалась в Индии, а также исламских государствах, которых не затронул идеологический кризис.

Соответственно и выход из кризиса будет в том же порядке: сначала необходим концептуальный, идеологический посыл, поиск новой философии безопасности, затем - создание новой архитектуры и институтов безопасности (а также модернизация существующих), а затем практические политические шаги по созданию новых норм и правил, регулирующих функционирование новой системы безопасности, в частности, "единого пространства безопасности в Евроатлантике"[8].

Таким образом, создание новой идеологической системы взглядов на безопасность неизбежно должно предшествовать практическим шагам, ибо только такая система позволяет сформулировать долгосрочную стратегию по созданию и развитию системы международной безопасности. Эта стратегия должна быть выработана совместно, впрочем, как и ее реализация невозможна одним (группой) государств.

Последнее обстоятельство очень важное. В многополярном мире время коалиций и военно-политических союзов заканчивается. Им на смену должна придти система международной безопасности, в которой участвуют в той или иной мере все государства. Другими словами, система безопасности XX века столкнулась с кризисом. Это - прежде всего кризис идентичности. Для того чтобы его преодолеть, нужно выйти на иной мировоззренческий уровень. Этот кризис идентичности затронул и все существующие институты[9], созданные во второй половине XX века для обеспечения международной безопасности, - ООН, ОБСЕ, даже НАТО. Некоторые из них (как ОВД) распались, другие (как ОБСЕ) стагнируют[10], некоторые (Совбез ООН) - теряют свою эффективность.

Не последнее место в этом процессе преодоления кризиса идентичности принадлежит России, которая всегда была мировым идеологическим лидером, представляя собой не просто нацию, а целую цивилизацию. Она может и должна предложить миру свое новое понимание миропорядка и международной безопасности основанное на принципах гуманизма и приоритета национальных человеческих потенциалов. Не случайно в Стратегии национальной безопасности констатируется, что "... Россия в качестве гаранта благополучного национального развития переходит к новой государственной политике в области национальной безопасности"[11].



_____________

[1] Иноземцев В., Кузнецова Е. Возвращение Европы. М.: Интердиалект+, 2002. С. 110.

[2] Караганов С.А. Предисловие. К Союзу Европы. М.: РИА Новости. СВОП, 2010. Сентябрь. С. 1.

[3] Международные отношения в Центральной Азии: События и документы / А.Д. Богатуров, А.С. Дундич, В.Г. Коргун и др. / отв. ред. А.Д. Богатуров. М.: Аспект Пресс, 2011. С. 304.

[4] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. С.-П.: Глаголъ, 1995. 6-е изд. С. 40-41.

[5] Валлерстайн И. Куда идет наш мир? Многополярность и относительный закат американской мощи // Россия в глобальной политике. 2008. Т. 6. N 5. С. 9.

[6] Чимирис Е.С. Перспективы взаимоотношений России и США: отголоски "холодной войны" или "перезагрузка" // Вестник МГИМО(У). 2011. N 2. С. 44.

[7] Богомолов О. Наши исследования не были напрасными // Мир перемен. 2010. N 3. С. 10.

[8] Медведев Д.А. Послание Президента Федеральному Собранию. 30.11.2010 / www.kremlin.ru.

[9] Лавров С.В. Как преодолеть кризис идентичности // Российская газета. 2010. 30 ноября.

[10] Так, саммит ОБСЕ прошел в Астане 1 декабря 2010 года только через 11 лет после последнего саммита.

[11] Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. Утверждена Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован