05 июля 2004
3303

`Эхо Москвы`: Отток капитала из России, объявление компании `Юкос` дефолта по кредитам

Передача : Интервью
Ведущие : Марина Королева
Гости : Сергей Алексашенко



В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" - Сергей Алексашенко, президент фонда экономических исследований "Центр развития".
Эфир ведет - Марина Королева.

М. КОРОЛЕВА - В студии снова Марина Королева и заявленный нами гость - это Сергей Алексашенко, президент фонда экономических исследований "Центр развития", здравствуйте.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Добрый день, Марина.
М. КОРОЛЕВА - Я призываю наших слушателей с темы футбола, а пока у нас просто на пейджере, действительно, лидирует, это понятно, потому что 5 минут назад здесь были футбольные эксперты и говорили о чемпионате Европы по футболу, о его результатах. Так вот, теперь мы с вами переключаемся на вполне серьезные экономические темы, и кто знает, может быть, и политические тоже, потому что речь у нас пойдет о деле ЮКОСа, во-первых. И, во-вторых, об оттоке капитала из России, потому что сегодня появилась информация о том, что, действительно, за первую половину этого года из страны утекло, как говорят, да, в два раза больше капиталов, чем за весь прошлый год, а именно 5.5 млрд. долларов. Вот если можно, Сергей, с этого мы и начнем. Хотелось бы просто понять, насколько, действительно, реальна эта цифра, и, во-вторых, просто когда и по каким причинам деньги начинают уходить из России? И в данном случае почему они начинают утекать сейчас?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Хороший вопрос, такой сложный, потому что можно часа три обсуждать и отвечать, у нас есть несколько минут.
М. КОРОЛЕВА - У нас с вами есть полчаса, так что мы попробуем.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, поэтому попробуем коротко. Значит, цифра абсолютно достоверная, потому что, в конечном итоге, данные платежного баланса - это сумма, статистическая сумма разных показателей, которые имеются в распоряжении ЦБ. Можно там ей... она может нравиться, она может не нравиться, она может показаться большой, но, тем не менее, вот она такая. Сразу следует оговориться, что это так называемый чистый отток капитала из страны, да, потому что капитал в страну, в Россию, приходит и капитал из России уходит. Вот эта разница составляет 5.5 млрд. долларов за первую половину этого года. Если же посмотреть на валовой отток, сколько всего денег ушло, вот если там без учета денег, что пришло, то объем составит порядка 15 млрд. долларов, да. И, в общем-то, эта цифра очень велика. И наверное, она, действительно, самая значительная за последние 10 лет, за то время, пока Россия имеет достоверную статистику платежного баланса.
М. КОРОЛЕВА - Я только хотела бы уточнить, скажите, вот эта цифра отслеживается, это то, что отслеживается по, так сказать, банковской статистике, по банковским документам. Есть еще какая-то теневая цифра, которую отследить трудно?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, Марина, это... платежный баланс - это статистические упражнения ЦБ, здесь используются все методы, здесь есть данные банковских балансов, данные по операциям банков, есть большие объемы так называемого досчета, когда специалисты ЦБ досчитывают, вот там есть количество туристов, да, которые выехали из страны, вот они, есть разбивка их по странам. И есть некая статистика, сколько примерно наш турист тратит в каждой стране, значит, досчитывается. Понятно, что эта цифра, она не может быть точной до доллара, да, но общее усредненное понимание того, сколько денег туристы вывезли, сколько денег иностранные туристы могли привезти в Россию, она происходит. И, в принципе, платежный баланс, я думаю, что он примерно наполовину состоит из точных статистических данных, данных по банковским операциям, а примерно половина - это оценки досчета и расчета. Но, собственно говоря, это не есть свидетельство того, что плохое качество платежного баланса, да, так во всем мире считается. И когда одна и та же методика применяется на протяжении 10 лет, то понятно, что тренду можно верить. Те изменения, которые происходят, они абсолютно достоверны.
М. КОРОЛЕВА - Хорошо, но тогда возникает вопрос, почему вот именно сейчас пришли сведения о таком ускоренном выводе капиталов из России? Ускоренном их выходе, да, потому что если до этого года эта цифра неуклонно снижалась, как говорит статистика того же ЦБ, то вот сейчас наблюдается всплеск, вот в первой половине этого, 2004 года, как вам кажется, с чем это может быть связано?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Сразу, да, почему появились цифры именно сейчас, потому что закончилось первое полугодие, закончился квартал. И традиционно ЦБ сразу же после окончания квартала дает свою оценку состояния платежного баланса.
М. КОРОЛЕВА - Т.е. такая плановая вещь?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Это план, абсолютное плановое появление статистической информации, да, так же, как это происходит в начале апреля, в начале октября. Как заканчиваются 3, 6, 9 месяцев, 12 месяцев, ЦБ просто публикует эту информацию. Да, поэтому как появление данных ЦБ - это абсолютно ожидаемое событие. С другой стороны, отток капитала из России был особенно интенсивным в период с середины февраля и где-то до конца апреля. И вот "Центр развития", исследовательская организация, где я являюсь президентом, мы писали в свое время, что вот за эти 2.5 месяца, за половину февраля, март и апрель из России в чистом виде ушло примерно 12 млрд. долларов. И вот это событие было экстраординарным, потому что вот такого массированного оттока капитала не было никогда вообще за всю историю наблюдения в России. Оно было связано с двумя основными моментами. Первое, как это, что бы мы ни говорили о политической стабильности в России, это первое, это отставка правительства Михаила Касьянова. Это вот первая реакция любых иностранных инвесторов, когда меняется правительство, то сразу, по возможности, увезти деньги из страны. Да, и это вот был первый толчок, который послужил таким, как бы, началом этой лавины. После чего последовала атака государственных органов на ЮКОС, да.
М. КОРОЛЕВА - Собственно, история с ЮКОСом началась примерно год назад, да?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Она началась примерно год назад, но где-то в середине марта началось уже такое давление, предъявление налоговых исков, такое достаточно ускоренное прохождение судебных заседаний в арбитражных судах, вынесение негативных для ЮКОСа, для компании решений. И совершенно однозначное поведение российских судебных властей, которые все, что угодно, только не такой состязательный юридический процесс, да. И вот эти два явления, это отставка правительства старого, с которым инвесторы уже привыкли, административная реформа, некий хаос в правительстве на протяжении нескольких недель, когда вообще непонятно было, кто и за что отвечает, кому с каким вопросом идти, кто какую подпись на каком документе должен ставить, плюс резкое охлаждение отношений бизнеса и власти, падение российского фондового рынка, вот эти два фактора, они наложились один на другой и спровоцировали самый крупный отток капитала из страны.
М. КОРОЛЕВА - Но, с другой стороны, Сергей, согласитесь, что Россия - страна такая, где личность значит очень много. Вот фигура президента и в первой ситуации, и во второй, с другой стороны, не могла ли она выступать неким гарантом? Вот как в случае отставки правительства Михаила Касьянова оставался президент, у которого сложились определенные отношения с миром, у него есть определенная репутация в международных кругах, и, с другой стороны, вот совсем недавно Владимир Путин говорил о том, что государству невыгодно банкротство ЮКОСа. И получается, что к этим заявлениям не прислушались?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, инвесторы - народ сложный, они учитывают разнообразную информацию. И конечно, для них наличие Владимира Путина на посту президента и его успешная победа, выход на второй срок, победа в президентских выборах, конечно, означает некое сохранение статус-кво. Но вместе с тем вспомните, что правительство Михаила Касьянова было отправлено в отставку до президентских выборов, да, чего инвесторы не ожидали. Никаких таких претензий к правительству Касьянова высказано не было, да, еще больше инвесторы насторожились тем, что можно было принять за правду слова президента, что вот, мы хотим провести это плановой процедурой, мы знаем, что мы хотим делать. После чего последовала недельная пауза, когда президент не назначал и.о. премьер-министра. Инвесторам этого достаточно, да, т.е. если это планово, тогда не тяните кошку за хвост, а типа объявляйте сразу, да. Во-вторых, появление абсолютно непредсказуемой фигуры премьер-министра привело к тому, что инвесторы сразу стали думать о том, а какую политику он будет проводить, да? Потому что да, конечно, для российской бюрократической элиты Михаил Фрадков - это известная фигура, его многие знают, многие с ним общались, работали. Вот, для инвесторов он был терра инкогнита, это абсолютно неизвестный человек, который никак себя не проявил там за все, для инвесторов, да, для внешнего мира, за все те годы, когда он находился на различных постах в российском правительстве. И возникали вопросы, а какой будет состав правительства, а тут еще административная реформа, в общем, короче говоря, инвесторы на всякий случай решили забрать свои деньги.
М. КОРОЛЕВА - Хорошо, а вот в случае с ЮКОСом и с заявлением президента о том, что государству невыгодно банкротить такую крупную компанию, что она должна продолжать работать, почему здесь не прислушались?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, если на клетке со львом написано, что это осел, то не верь глазам своим, да, вот есть слова президента о том, что государству невыгодно банкротить ЮКОС, да, но есть реальные действия наших судебных властей. И мне кажется, что все, что делают наши арбитражные суды, направлено вот точно не на выживание компании, да. Т.е. вот те решения, которые принимаются, так скорость, с которой эти решения принимаются, тот угол, в который загоняются менеджеры ЮКОСа, нынешние менеджеры, да, никак не связаны с акционерами компании, говорит о том, что компании не дают возможности не то, что рассчитаться со своими долгами, не дают возможности нормально работать, да, просто им затрудняют нормальную операционную деятельность. Даже если налоговые претензии государства справедливы, да, то ведь в интересах государства получить деньги назад, да, но то, что делают судебные власти, это явно вот интерес, видимо, государства состоит в чем-то другом. Но президент скажет, что он не в курсе.
М. КОРОЛЕВА - Да, а, может быть, речь идет о такой независимости судебных органов, действительно, вот это показывает то, что они реально независимы?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Может быть. Может быть, президент не может дозвониться до генерального прокурора. Да, у нас все может быть в стране. Может быть, у нас, действительно, независимая судебная власть. Настолько независимая, что у них, понимаете, как это, даже не знаю, главенство закона, действительно. Просто хотелось бы видеть другие случаи, когда наша судебная система занимает точно такие же, такую же позицию, да, жесткой защиты закона, да, потому что любой из бизнесменов вам расскажет десятки там примеров, когда судебные решения по гораздо более простым вопросам рассматриваются месяцами, а то и годами в арбитражных судах. И суды не выносят решения, да, суды выносят противоречивые решения, там отправляются на апелляцию, да, возвращаются назад, да, суды по несколько раз рассматривают одно и то же дело. Но когда за неделю там решается вопрос стоимостью вопрос стоимости 3 млрд. долларов, здесь как-то вот хотелось бы верить, что наша судебная система, действительно, настолько эффективная.
М. КОРОЛЕВА - Я напоминаю, что у нас в прямом эфире Сергей Алексашенко, президент фонда экономических исследований "Центр развития". Вам тут пришел, на мой взгляд, очень хороший вопрос от Ольги, нашей слушательницы, объясните пожалуйста, что такое отток капитала, чем это страшно для нашей экономики и разве можно сразу, в тот же день, отправить его за границу? Вот ответ от вас через несколько секунд.
ОТБИВКА
М. КОРОЛЕВА - Итак, мы продолжаем разговор с Сергеем Алексашенко. Вот ответьте, пожалуйста, если можно, Ольге, что же такое отток капитала, о котором мы говорим, чем это страшно и можно ли его вот так сразу отправлять за границу, как вы сказали, услышали инвесторы о том, что, скажем, правительство Михаила Касьянова отправлено в отставку, и раз, и произошел отток, бывает ли такое?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Бывает и бывает еще быстрее. Мы как-то за последние несколько лет очень часто слышали такое слово, глобализация, да, и вот, на самом деле, глобализация означает следующее, что в мире ресурсы не являются ограничением, да, в мире достаточно природных ресурсов, трудовых ресурсов, интеллектуальных ресурсов, денежных ресурсов. И ни один бизнесмен, планируя сегодня в мире, планируя глобально, планируя свой бизнес, он, честно говоря, не задумывается, где у него деньги, в Токио, в Нью-Йорке, в Лондоне, в Москве, да, где добывается нефть, на Ближнем Востоке, в Западной Сибири или в Венесуэле. Все, что нужно, можно купить там простым нажатием на кнопку компьютера, да. Там нажимая на кнопку компьютера, на клавишу на клавиатуре, вы можете перевести сотни, там тысячи, миллионы, миллиарды долларов из одной точки земного шара в другую точку земного шара. Да, и поэтому скорость прохождения современных экономических процессов, она, действительно, настолько велика, что порой достаточно нескольких секунд, чтобы радикально изменить экономические процессы. Особенно в отношении таких, скажем так, стран с не очень большим уровнем ВВП в сопоставлении с мировой экономикой, например, как Россия. Для России, для которой 12 млрд. долларов - это величина значимая, да, а для международного валютного рынка, где оборот составляет примерно 2 триллиона долларов в день, эта цифра, она, вообще говоря, такие мелочи. Вот, что такое отток капитала. Страна, любая страна, в том числе и Россия, формирует сбережения, да, люди, компании сберегают деньги, в результате своей экономической деятельности они получают некие дополнительные финансовые ресурсы, которые они не используют в своей текущей экономической деятельности. И вот эти сбережения, они трансформируются, превращаются в инвестиции. И соответственно, вот задача банковской системы - это вот как раз превращение, они привлекают вклады населения, да, вклады предприятий, превращают это все дело в инвестиции. Инвестиции могут быть внутри страны, да, и тогда это вроде как это нормальное функционирование экономики. Инвестиции могут делаться вне страны, за пределами страны, и вот это называется явление оттоком капитала. Оттоком капитала называется покупка населением иностранной валюты. Да, вот, например, опять говоря об оттоке капитала, не надо забывать, что в феврале месяце, по-моему, да, ЦБ прекратил вот политику номинального укрепления рубля, да, и застабилизировал доллар, там, на уровне примерно 29 рублей. Изменение валютной политики тут же привело к тому, что население, которое до этого примерно год продавало доллары и покупало рубли, повело себя с точностью до наоборот. Оно стало продавать рубли и покупать доллары.
М. КОРОЛЕВА - Подождите, т.е. если человек получил зарплату в рублях и купил на эти рубли евро или доллары, он уже участвует в оттоке капитала из страны?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, с точки зрения платежного баланса, это отток капитала из страны, да, потому что вы доверяете свои деньги иностранным денежным властям. Денежным властям других государств.
М. КОРОЛЕВА - Чем это грозит стране и до каких пределов, скажем так, это может дойти? Вот и какой предел можно считать опасным, скажем так?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, проблема России сострит в том, что это страна, у которой экспорт намного превышает импорт. Да, и таким образом есть положительное сальдо текущих операций, да, и соответственно, чтобы платежный баланс сошелся в ноль, как любой баланс, да, должен быть отток по линии капитала. Соответственно, либо ЦБ покупает валюту, либо капитал уходит из России. В прошлом году ЦБ активно покупал валюту, да, и поэтому вот такого мощного оттока капитала не было. В принципе, Россия обречена на то, чтобы быть экспортером капитала, да, у нас слишком большие накопления при нынешнем уровне нефтяных цен и цен на газ, цены на металлы, вот, но сам по себе этот процесс, когда вот он без каких-то всплесков проходит, он нормален, потому что экономика как бы сама к нему приспосабливается. Опасны резкие всплески, да, потому что они показывают, что капитал может уходить быстро и в огромных объемах. И вот то, что не очень заметно при цене, там, нефти в 35 долларов за баррель, да, при цене нефти даже в 20 долларов за баррель, может быть, гораздо более чувствительным для российской экономики.
М. КОРОЛЕВА - Ну, скажем, вот этот всплеск, который произошел в начале этого года, его можно считать опасным?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, конечно. Чтобы, как сказать, понять, о чем идет речь, экспорт, совокупный экспорт из России в этом году составит примерно там 145 млрд. долларов, да, вот за первую половину этого года из страны ушло 15 млрд. долларов. Соответственно, это ушло там примерно 20% экспорта за полугодие, значит, на полгода 70 с небольшим миллиардов, вот считайте так, что каждый пятый доллар, который наша страна, наша экономика получила от экспорта, он ушел из страны. Это, вообще говоря, очень большая величина, это означает, что вот капитал, он не находит себе применения в России или считает, что риски, существующие в России для капитала, слишком велики для того, чтобы оставлять деньги здесь.
М. КОРОЛЕВА - Вот ваш тезка Сергей по фамилии Ширафутдинов, он пишет следующее на пейджер - не надо придумывать причины, как вывозили 30-40 млрд. долларов, так и продолжают вывозить, остальное - от лукавого. Вот цифра в 30-40 млрд., она реалистичная?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Нет, 30-40 млрд. долларов у нас никогда не вывозили, потому что до примерно 2001, наверное, года экспорт из России, он вообще не превышал 100 млрд. долларов в год, да, и вывезти 30 млрд. при экспорте в 100 невозможно ни при каких обстоятельствах. Экспорт России до 2000 г. был в диапазоне от 65 до 85 млрд. долларов. И общая оценка экспорта, оттока капитала из страны у нас составляла где-то там от 15 до 20 млрд., да, это действительно так. И с этим никто не спорит, да, т.е. капиталы, я об этом говорил, что Россия - это страна, которая обречена экспортировать капитал по разным обстоятельствам. Но когда у вас и за квартал уходит то, что раньше, за полгода уходит то, что раньше уходило за год, это и есть опасное явление. Да, когда за 2.5 месяца фактически все ушло.
М. КОРОЛЕВА - Скажите, Сергей, а в СССР, во времена СССР были такие явления, как отток капитала?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Нет, во времена СССР такого явления не было, да.
М. КОРОЛЕВА - Но не было и капитала.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Не было капитала, да, там были централизованные валютные ресурсы, которые распределялись госпланом, поэтому там другая система была абсолютно.
М. КОРОЛЕВА - Вот наш слушатель Борис задает вам вопрос, ожидаете ли вы сокращения прироста прямых иностранных инвестиций в Россию во второй половине 2004 г.? И от меня добавление, ваш прогноз по поводу дальнейшего такого процесса, как отток капитала в следующем полугодии?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Я думаю, что и российский капитал, и иностранный капитал с большой тревогой смотрят на то, что происходит сегодня во взаимоотношениях бизнеса и власти, на то, что происходит с компанией ЮКОС. И безусловно, это не способствует росту, притоку инвестиций иностранных или отечественных. Будет ли сокращение, сказать сложно. Да, оно произошло в первом полугодии, да, просто уровень прямых иностранных инвестиций, он настолько маленький в России, да, он измеряется примерно 3-4 млрд. долларов в год, из которых, по-хорошему, больше половины - это такие инвестиции, которые в России правильно считать портфельными, потому что это покупается там, кстати, в мировой статистике прямые инвестиции - это когда доля, покупаемая в капитале, превышает 10%. Но в России, понятно, что доля 10, 15, 20%, она не является решающей, да, поэтому сокращение будет, но, видимо, не очень такое сильное.
М. КОРОЛЕВА - Я напоминаю, у нас в прямом эфире Сергей Алексашенко, президент фонда экономических исследований "Центр развития", давайте попробуем спрогнозировать тогда ситуацию вокруг ЮКОСа, что может произойти в ближайшее время. Вот сегодня пришли сообщения о том, что ЮКОС получил уведомление по дефолту по кредитам более, чем на миллиард долларов, от группы иностранных банков. Ожидают, собственно говоря, и следующего уведомления. Вот если можно, во-первых, разъясните нашим слушателям чуть более подробно, что это означает для компании, когда она получает подобные уведомления, и что будет дальше?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Когда компания ЮКОС или любая другая компания, которая привлекает кредит на аналогичных условиях, получает уведомление о дефолте, это означает следующее, что кредиторы компании имеют право забирать средства, эквивалент этих средств, с тех счетов, которые компания использует для получения экспортной выручки, да, потому что российские нефтяные компании очень активно используют получение кредитов под залог экспортной выручки. Т.е. на те счета в западных банках, куда поступают деньги от продажи нефти, вот эти счета являются залогом для кредиторов. И, соответственно, кредиторы, начиная с сегодняшнего дня, имеют право списывать деньги с этих счетов в свою пользу, тем самым, видимо, кредиторы окончательно для себя приняли решение о том, что риски того, что компания ЮКОС станет банкротом, очень высоки. И они решили не продолжать эту игру в русскую рулетку, тем более что они находятся за пределами России, да, и, видимо, хотят защитить, в первую очередь, свои интересы.
М. КОРОЛЕВА - А ЮКОС станет банкротом, как вы думаете?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Если государство будет проводить ту политику, которую оно проводит в последние две недели, ЮКОС станет банкротом.
М. КОРОЛЕВА - Я напоминаю, Сергей Алексашенко у нас в прямом эфире, у вас еще есть возможность задать ему вопросы. Вот Татьяна спрашивает вас, до какого дня может в ближайшее время докатиться наш фондовый рынок? Как я понимаю, вопрос Татьяны тоже связан с проблемой ЮКОСа, потому что сегодня после сообщений о дефолте ЮКОСа пришли сразу же, немедленно сообщения с фондового рынка о том, что акции ЮКОСа буквально там за 5 минут подешевели на 13%. Опять-таки, до какого предела это может идти?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Если вас интересует теоретический ответ, то предел - это ноль, да, т.е. до тех пор, пока цена акций ЮКОСа не станет равной нулю.
М. КОРОЛЕВА - Это теоретическая возможность или реальная тоже?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Это теоретическая, если мне говорите - предел, то это ниже чего, т.е. цена акций ЮКОСа не может быть отрицательной, да, соответственно, пределом таким теоретическим является ноль. Ну, соответственно, дальше можно разные сценарии, может ли там вот этот теоретический уровень быть практическим - да, может. Например, если государство и акционеры ЮКОСа договорятся о том, что в качестве погашения долгов ЮКОС эмитирует, например, 5 раз столько акций, сколько сегодня имеется их в обращении, да, увеличит впятеро уставной капитал. Это означает, что стоимость компании, приходящейся на одну акцию, уменьшается в 6 раз, соответственно, сегодня акции ЮКОСа стоят 6 долларов 50, по-моему, соответственно, в 6 раз делим, получается 1 доллар 10. Да, вот пожалуйста, в 6 раз просто упало за счет того, что акционеры ЮКОСа так договорятся с государством о погашении долгов. Или государство реально сейчас там спишет 3 млрд., продаст "Сибнефть" за какие-нибудь, за 3 млрд., потом следующий иск на 3 млрд. долларов, еще что-нибудь продадут. Потом, соответствующий 2002-й год, еще там 3 млрд., потом еще за 2003-й год, можно, так сказать, любую компанию, наверное, довести до банкротства. Да, проблема же состоит в том, что даже если у ЮКОСа есть активы, которые стоят гораздо больше, чем сумма налоговых претензий государства, да, их спешная продажа даст денег в 2, в 3, в 4 раза меньше, чем могла бы дать. И это вопрос опять, на который уже не можем ответить, да, а в чем состоят интересы государства, чего оно, собственно говоря, хочет.
М. КОРОЛЕВА - Ну вот вы знаете, я в обывательских разговорах в последнее время слышала такое, что государству вот просто выгодно, чтобы акции ЮКОСа упали практически там до каких-то нулевых величин или близких к нулю, потому что тогда эти акции очень просто скупить, фактически просто национализировать компанию. Насколько вот это имеет под собой реальную основу?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Это не имеет под собой реальную основу, потому что контрольный пакет акций ЮКОСа принадлежит акционерам, так называемой группе "Менатеп", да, это Михаилу Ходорковскому и его товарищам. И даже если акции ЮКОСа будут стоить 1 цент или 1 копейку, и государство скупит все акции, кроме тех, которые принадлежат группе "Менатеп", все равно контрольный пакет останется у группы "Менатеп". Поэтому это вот с точки зрения получения контроля над компанией, да, это вам ничего не дает. Другое дело, что если вам удастся, но я хочу сказать, что, на самом деле, даже при нынешней цене акций ЮКОС стоит достаточно дорого, да, эта компания, она стоит порядка 15 млрд. долларов, что-нибудь около этого сейчас. Поэтому даже покупка 10% по нынешним ценам все равно, полтора миллиарда долларов, это большие деньги.
М. КОРОЛЕВА - Как вам кажется, Сергей, есть у акционеров ЮКОСа вот сейчас хоть какие-то возможности спасти компанию?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, я думаю, что акционеры ЮКОСа, точнее говоря, главные акционеры ЮКОСа, Михаил Ходорковский, он, видимо, в большей степени заинтересован в личной свободе, да, чем в спасении компании ЮКОС, которой он реально не может сегодня помочь. Да, поэтому у него, к сожалению, такая ситуация, да, что он как акционер, да, конечно, заинтересован в том, чтобы компания была спасена и могла нормально функционировать, но как гражданин, да, он заинтересован в том, чтобы, видимо, выйти из тюрьмы.
М. КОРОЛЕВА - И вот последний вопрос от Григория - будет ли государство экспроприировать другие компании вслед за ЮКОСом? Такой прямой вопрос.
С. АЛЕКСАШЕНКО - А чего вы меня спрашиваете, поживем - увидим. Я думаю, что нам недолго ждать.
М. КОРОЛЕВА - Сергей Алексашенко, президент фонда экономических исследований "Центр развития", был у нас сегодня в прямом эфире и на ваши вопросы тоже отвечал. Спасибо.




05.07.2004
http://echo.msk.ru/programs/beseda/26236.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован