07 июня 2004
3118

`Эхо Москвы`: Кризис взаимного доверия на межбанковском рынке, возможность банковского кризиса

Передача : Интервью
Ведущие : Марина Королева
Гости : Сергей Алексашенко



В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" - Сергей Алексашенко, управляющий директор компании "Интеррос".
Эфир ведет - Марина Королева.

М. КОРОЛЕВА - Всем добрый день, мы продолжаем дневной эфир на радио "Эхо Москвы", в студии Марина Королева, а наш сегодняшний гость - это Сергей Алексашенко, управляющий директор компании "Интеррос" и бывший зам. пред. ЦБ. Сергей, здравствуйте.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Добрый день.
М. КОРОЛЕВА - Я напомню, что говорим мы сегодня о возможности банковского кризиса, то, о чем сегодня писала, в частности, газета "Коммерсант", и другие, собственно, издания тоже сегодня об этом много писали. И в 15:35 у нас, как всегда, в это время программа "Рикошет", мы тоже будем говорить о делах банковских, о финансовых, о наших с вами деньгах, но это будет уже после новостей середины часа. А сейчас у нас Сергей Алексашенко в эфире. "Последний кредит наступает", так сегодня выглядел заголовок в "Коммерсанте", нового кризиса ждут все, кроме ЦБ, цепная реакция и т.д., вот такие панические появились сегодня сообщения о возможности нового банковского кризиса. Упоминался и 95-й год, и то, что за "Содбизнесбанком" и "Кредиттрастом" могут последовать другие банки, о том, что сейчас на рынке циркулируют списки, некие черные списки, причем все разные, но там десятки банков, которые могут подвергнуться каким-то репрессиям, закрытию и т.д. Что вы думаете насчет, действительно, такой возможности, как возможность крупномасштабного банковского кризиса в России в ближайшее время?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Я бы сказал, что слухи о скорой смерти, о крупном банковском кризисе в России в ближайшее время, они явно преувеличены при всем при том, что я не хочу преуменьшать тех проблем, которые существуют в российской банковской системе. И собственно говоря, то, что происходит с "Содбизнесбанком", в первую очередь, это говорит о том, что зачастую банки в России занимаются чем угодно, только не банковской деятельностью, ведь если посмотреть внимательно, то у "Содбизнесбанка" лицензия отозвана за нарушение закона об отмывании нелегальных доходов. Т.е., грубо говоря, за отмывание криминальных денег, вот в чем состояло нарушение "Содбизнесбанка". И безусловно, о том, что российские банки этим занимаются, известно давно, да, это опять не является секретом, странно, что это всего первый случай. И я думаю, что, вполне вероятно, за "Содбизнесбанком", если наши надзорные органы все-таки будут проводить какую-то осознанную политику, последуют другие банки, да. Но отзыв лицензии у "Содбизнесбанка" совсем не означает, что в какое-то тяжелое положение попадут другие банки. Во-первых, нужно понимать, что в банковском сообществе информация о том, какой банк какими операциями занимается, какие риски существуют в том или ином банке, она распространяется очень хорошо. И банки друг о друге знают гораздо больше, чем знает о них ЦБ. Да, это скрыть невозможно. Когда ты постоянно работаешь со своими контрагентами, ты, так или иначе, делаешь доступной информацию о себе. Вот, во-вторых, нужно понимать, что у нас в стране за наши недолгие 10-12, 15 лет банковской реформы, да, когда появились банки, отличные от Сбербанка, было два острых кризиса. Это кризис 95-го г. и кризис 98-го г. Соответственно, уже никто даже не говорит о том, что сейчас события каким-то образом напоминают кризис 98-го г., уже хорошо, да, т.е. все-таки понимают, что разница существует. Ну и в 95 г. кризис был совершенно другой. В 95 г., если есть люди, которые это помнят, очень резко подорожал рубль, т.е. в мае, в конце апреля месяца доллар стоил пять тысяч и сто с чем-то рублей, к началу августа доллар подешевел до четырех тысяч четырехсот, по-моему, рублей, если я помню правильно. Вот, собственно говоря, что произошло. И было большое количество банков, которые играли на срочном рынке, на форвардных операциях. И в этой ситуации, когда ЦБ неожиданно для них развернул курс доллара в обратную сторону, они, естественно, попали в тяжелое положение. И многие из них, примерно десяток банков, в том числе и те, которые были на слуху, они обанкротились. Но за этим, опять, да, за этим не последовало никаких крупных потрясений в первой десятке, двадцатке или даже тридцатке российских банков. Тем более эти банки, они, как правило, не работают активно с населением, соответственно, население, чего мы все боимся, когда говорим о банковском кризисе, да, начнут исчезать деньги населения, банки начнут не возвращать вклады. Те банки, которые работают на таких рынках, они, как правило, с населением не работают. И даже "Содбизнесбанк" до недавнего времени с населением не работал. И основные вкладчики, которые пришли в "Содбизнесбанк", они пришли в последние, начиная с начала этого года, когда банк начал предлагать супервысокие ставки по своим депозитным операциям. У нас в стране всегда есть люди, которые хотят поиграть с господами Мавроди, с "Властелиной", с другими организациями, которые верят, что единственный правильный рецепт обогащения - это чудо, это по щучьему велению, это какая-нибудь иголка волшебная, зарытая где-то, вот чудо, тут просто нужно кому-то поверить - и тебя сделают богатым единомоментно.
М. КОРОЛЕВА - Сергей, так получается, что люди сами, что ли, виноваты? Те, кто понесли свои сбережения в "Содбизнесбанк"?
С. АЛЕКСАШЕНКО - По большому счету, да. Ведь если внимательно смотреть на те процентные ставки, которые предлагают сегодня российские банки, то они несильно отличаются друг от друга. Может быть, очевидно, что едва ли ни самые низкие, самые низкие ставки существуют у иностранных банков, оперирующих в России, потом идет Сбербанк, "Внешторгбанк", такие крупные многофилиальные банки, а потом все остальные коммерческие банки, у них очень небольшой разброс ставок. И вообще говоря, наше население, оно, почему я еще хотел сказать, что не надо бояться кризиса, наше население намного более грамотное, чем мы о нем думаем. И вот когда идет реклама высоких ставок, то уже очень многие люди понимают, что если банк предлагает высокие ставки, это значит, что-то у него не в порядке. И соответственно, поэтому количество вкладчиков в "Содбизнесбанке" не исчисляется миллионами, речь об этом не идет, там сотни, может быть, тысячи вкладчиков, но не более того. Поэтому никаких, я думаю, масштабных потрясений не произойдет. Что произойдет, безусловно, это то, что на межбанковском рынке банки на какой-то период заморозят многие операции друг с другом.
М. КОРОЛЕВА - Вот кстати, "Коммерсант" как раз об этом и писал, что еще в пятницу просто напряжение на рынке появилось очень серьезное, и банки начали повально закрывать лимиты друг другу. Это то, о чем вы говорите, да? Т.е. они перестают доверять друг другу и оперировать, соответственно, между собой.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Они перестают доверять друг другу, они прекращают операции между собой, да, и в этой ситуации те банки, которые живут на том, что они постоянно занимают деньги у других банков, попадают в сложную ситуацию. Да, но опыт таких кризисов взаимного недоверия, он показывает, что эти моменты, они достаточно короткие во времени, быстро рассасываются, и ситуация нормализуется после того, как какой-то период времени проходит. Поэтому еще раз я хочу сказать, что мне кажется, что все разговоры о том, что у нас может быть крупномасштабный банковский кризис, они, честно говоря, мне кажется, просто наша публика соскучилась по каким-то таким ярким событиям. И нам хочется больших потрясений, мне кажется.
М. КОРОЛЕВА - Хорошо, а что касается обычных вкладчиков, не может быть ли быть такой ситуации, что люди просто в массовом порядке сейчас отправятся в банки забирать свои деньги, пытаться вложить их во что-то другое либо просто вообще изъять их из банка?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Опять хочу сказать, что население намного более грамотное, чем мы о нем думаем. И те люди, которые хранят деньги в Сбербанке, во "Внешторгбанке", в "Альфа-банке", в "Росбанке", в "Никойле", в других, в десятках банков, названия которых я не упоминаю, просто все запомнить невозможно, они понимают, что нет никаких связей между тем, что происходит в "Содбизнесбанке", и ситуацией, которая происходит с этими банками. Поэтому сказать, что вообще вкладчики не пойдут и не будут забирать деньги, наверное, это неправда. Но я думаю, что крупные банки, они практически не почувствуют вот в статистике своей банковской, что какие-то такие существенные потрясения произошли в отношении поведения населения. Забрать деньги - это означает, что ты лишаешь себя части какого-то заработка. И если ты сотрудничал с банком, доверял ему деньги на протяжении, не знаю, пяти, трех, десяти лет, по-разному, он перед тобой все время выполнял свои обязательства, то вот для того, чтобы забрать деньги из банка, должно что-то такое произойти, связанное с этим банком. Не вообще, а именно с этим банком конкретным.
М. КОРОЛЕВА - Я напоминаю, что у нас в прямом эфире Сергей Алексашенко, управляющий директор компании "Интеррос", мы вернемся к разговору ровно через минуту после кратких новостей.
НОВОСТИ
М. КОРОЛЕВА - Мы продолжаем разговор с Сергеем Алексашенко, управляющим директором компании "Интеррос", бывшим зам.предом ЦБ, говорим мы о возможности или невозможности банковского кризиса в России. Вот я хочу вам просто показать, Сергей, как понимают наши обычные, самые нормальные, обычные люди, слушатели, ситуацию, которая сейчас сложилась на банковском рынке. "Меня зовут Елена Владимировна, я пенсионерка, у меня лежит 50 тыс. в центральном Сбербанке, обычный вклад, должна ли я в связи со сложившейся ситуацией, подчеркиваю - должна ли, забрать эти деньги, имеет ли смысл закрыть счет?" Вот так.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы хотите, чтобы я ответил на вопрос?
М. КОРОЛЕВА - Естественно, она вам задает вопрос как специалисту.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Хорошо, я тогда выставлю отдельный счет Сбербанку за то, что я рекламирую его как надежный банк. Я считаю, что, еще раз я подчеркну, что нет никаких оснований для того, чтобы беспокоиться о сохранности своих вкладов в таких крупных банках. Мне кажется, что "Содбизнесбанк" и Сбербанк в данном случае - настолько две большие разницы, что не знаю, если вы слышите, что, предположим, в Петербурге идет дождь, означает ли это, что выходя на улицу в Москве, вы должны взять с собой зонтик? Вообще говоря, не означает.
М. КОРОЛЕВА - Но, с другой стороны, знаете, есть такая народная примета, что если сегодня в Питере такая-то погода, определенная, то через два дня такая погода будет и в Москве. Есть такие разговоры.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Есть такая примета, но, скажем, я неудачно выбрал города, во Владивостоке идет дождь, чтобы точно не было никакой зависимости, да, очень далеко, в другой стороне России.
М. КОРОЛЕВА - Но, с другой стороны, есть и такая тенденция, согласитесь, финансовый рынок - это такая среда, очень беспокойная. И там цепные реакции случаются очень часто. Т.е. вот появилась некая информация, началась паника, и вот все посыпалось, покатилось. Не возможна ли здесь такая же ситуация? Потому что, действительно, эти циркулирующие списки, черные списки банков, да, в которые уже включены десятки банков, представьте себе, что случится просто с рынком в этой ситуации?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Понятно. Если можно, я вопрос этот поделю на несколько частей, да, первая - это вообще отчего происходит банковский кризис, а вторая - что делать с этими черными списками и что будет дальше происходить с российскими банками. Вот если посмотреть на то, что происходит в мире, как происходят банковские кризисы, то, как правило, кризисы, которые затрагивают большое количество крупных банков, они связаны с резким изменением таких макроэкономических, внешних условий, как правило, с резким падением цен на те финансовые инструменты, которые являются обеспечением под кредиты. Вот в России мы столкнулись с одним, это в 98 г., когда резко подешевел рубль, и государственные бумаги, государственные ценные бумаги перестали обращаться. Фактически были заморожены. Да, это такой стандартный макроэкономический кризис, когда девальвируется национальная валюта, что-то происходит на финансовом рынке. Еще есть, скажем, в Японии, там банковский кризис в начале 90-х гг. был связан с тем, что в стране наблюдался очень высокий рост цен на недвижимость, на землю, на офисные помещения, да, и эта недвижимость принималась в обеспечение кредитов. И когда цены на недвижимость резко упали в связи с тем, что экономика перестала развиваться, многие банки попали в тяжелое положение. Сразу скажу, да, что в России недвижимость в обеспечение кредита практически не принимается. Причем это не то, что там, мне говорят - такой-то банк под такое-то здание выдал кредит, речь не идет о том, что единичные сделки не делаются, речь идет о том, что в Японии примерно, более 30-35% кредитов выдавалось под обеспечение недвижимостью. Т.е. это реально значимый макроэкономический параметр. И третье, это когда кредиты выдаются под обеспечение акциями, это когда акции принимаются в залог под кредиты и выдается кредит. Когда резко падает, происходит кризис на фондовом рынке, тогда многие банки попадают в такое сложное положение. Вот в России это тоже, акции, во-первых, рынок очень узкий и не ликвидный, во-вторых, акции тоже не очень активно принимаются в залог. Поэтому таких вот классических причин для банковского кризиса в России, конечно, не существует. Не существует причин.
М. КОРОЛЕВА - А вот такие субъективные причины могут приводить к кризису?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Субъективные, черный список?
М. КОРОЛЕВА - Да, черный список, негативная информация, которая вот так появилась, да, начала циркулировать, обрастает как снежный ком просто другой какой-то информацией и пожалуйста.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, давайте просто договоримся, что есть волнение, да, есть слухи, есть нервозная обстановка, а есть кризис. Вот кризис - это когда банки прекращают обслуживать клиентов, когда вы приходите в банк, где лежат ваши деньги, а вам говорят - вы знаете, мы сегодня закрыты, денег вам не дадим. Вы приходите в один банк, вам говорят, что денег не дадим, вы приходите в другой банк, вам говорят, вот так во всех крупных банках происходит, во многих крупных банках происходит такая ситуация. Вот у нас этого не наблюдается, в России. Такого кризиса в таком проявлении, безусловно, не будет. Да, бывают некие события, потрясения разного уровня, отозвали лицензию "Содбизнесбанка", 500 вкладчиков, которые принесли туда деньги в последние месяцы, вышли туда демонстрировать свое несогласие с чем-то. Не со своим собственным поведением, т.е. они себя-то ни в коем случае не обвиняют, они обвиняют кого угодно, только не себя. Да, какой-то банк, о котором другие банки думают плохо и закрыли лимиты, не хотят с ним работать, у него могут возникнуть потрясения. Может быть, даже он обанкротится, может быть, даже он закроется. Но эти события, они не коснутся основной массы банков. И поэтому такого кризиса, который затронет основную часть или большую часть банковской системы, его, безусловно, не будет.
М. КОРОЛЕВА - Здесь есть вопросы от наших слушателей. Примерно они на одну тему, почему, собственно, государство так себя ведет, довольно пассивно, не защищая интересы вкладчиков, пусть и в коммерческих банках. Вот спрашивает Борис, - почему, по мнению вашего гостя, ЦБ так долго тянут с банкротством "Содбизнесбанка", если ему давно было известно о плохом положении этого банка? Не получится ли аналогичная ситуация с другими проблемными банками?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Хороший вопрос. К сожалению, тот ответ, который у меня имеется на него, это то, что в данном случае ЦБ продемонстрировал свою неготовность к правильной и своевременной реакции на то, что происходит в банковской системе. Знаете, мне кажется, что ЦБ убаюкал себя тем, что все хорошо в банковской системе, на протяжении последних 4-5 лет, начиная с 99-го г., как начали расти цены на нефть, стало становиться все лучше, лучше и лучше. И проблем у банков было все меньше, меньше и меньше. И, к сожалению, мне кажется, что никакого существенного прогресса с точки зрения организации банковского надзора, тех результатов, которые дает применение методов банковского надзора, в ЦБ не произошло. Но если все время, знаете, говорят же, сколько ни говори "халва", во рту слаще не станет, также и здесь. Сколько ни говори, что в банковской системе все хорошо, когда происходит кризис, выясняется, что ты к этому не готов. Мне кажется, что ЦБ просто оказался не готов к такой ситуации, начиная от того, что очень долго не принимали решение о закрытии банка, об отзыве у него лицензии, и кончая тем, что до смешного, отозвав лицензию, представители ЦБ две недели не могли войти в здание, в помещение банка. Здесь уже речь идет о том, что и ЦБ, и судебная система, и силовые структуры, которые должны поддерживать государственные органы, они оказались либо не желающими, либо не умеющими, либо просто не понимающими своих задач и функций.
М. КОРОЛЕВА - Но я, кроме того, вслед за нашими слушателями хочу задать вопрос о взаимоотношениях государства и обычных людей, которые в том числе относят деньги не только, может быть, в государственные банки, но и коммерческие. Должны ли, скажем, государственные органы или ЦБ тот же информировать людей о неблагополучных банках? Николай Сергеевич спрашивает, почему ЦБ не предупреждает вкладчиков о неблагополучных банках, почему он доводит банки до ликвидации, только потом это становится известным вкладчикам?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Я думаю, что ЦБ не должен говорить о том, что этот банк хороший, этот банк плохой, ровно потому, что ЦБ является органом, осуществляющим надзор. Если он скажет, что этот банк плохой, то завтра вкладчики все побегут, все клиенты, у банка возникнут проблемы. ЦБ имеет рычаги воздействия, он может ограничивать операции банка, любого конкретного банка, он может отзывать лицензию. И есть и в России, и в других странах мира, там есть рейтинговые агентства, с которыми можно сотрудничать, как бы стимулируя их на то, чтобы они выставляли рейтинги банков, оценивая качество, и делать эту информацию доступной для вкладчиков.
М. КОРОЛЕВА - Можно ли в России верить рейтингам, которые составлены по поводу банков, по этим материалам?
С. АЛЕКСАШЕНКО - В целом, можно. Я думаю, что, в целом, рейтинговые агентства по совокупности дают достаточно объективную оценку сравнительной устойчивости банков. Да, ведь ни один вам рейтинг не говорит, что этот банк лучше всех. Он говорит, что если у этого банка рейтинг "А", а у этого "В", то значит, банк с рейтингом "А" более устойчивый, чем рейтинг "В". Но если другое агентство говорит наоборот, значит, вы должны понимать, что они примерно одинаковые, эти банки.
М. КОРОЛЕВА - Еще вопрос от нашего слушателя Николая. Не знаю, сможете ли вы на него ответить, но, во всяком случае, его задам. Когда и как будет доведен до населения перечень банков, на которые распространяется закон о гарантиях?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Я думаю, что это будет сделано в ближайшие месяцы, насколько я помню, сейчас примерно 350 банков из 1 300 существующих в РФ обратились в ЦБ с заявлением о том, что они хотят участвовать в системе гарантирования вкладов населения. По закону, ЦБ должен провести проверку этих банков и, соответственно, сообщить о том, принимает он их, допускает он их для участия в этой системе или нет. Я думаю, что... не знаю, как быстро будет работать ЦБ, в моем понимании, до конца года список таких банков может быть объявлен.
М. КОРОЛЕВА - Вот слушатель, который подписался таким словом, "специалист": ведущей объясняю, строительные компании набрали огромные кредиты, в ближайшее время наступит кризис платежеспособности, банки просто разорятся, передайте это вашему гостю, это очередная пирамида.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Очень многие строительные компании, если не сказать - все, имеют достаточно большие объемы кредитов, и существенная часть инвестиционной деятельности на рынке недвижимости ведется за счет кредитных денег. Но речь идет о том, насколько большую долю в активах банков занимают кредиты таким компаниям. Здесь как раз, насколько банки зависят от этих кредитов. Здесь как раз банковская система очень в малой степени зависит от таких кредитов. Я думаю, что даже если вообще все эти кредиты не вернутся, да, то, конечно, у банковской системы будут проблемы, но это не вызовет такого сурового кризиса в банковской системе.
М. КОРОЛЕВА - Я напоминаю, что у нас в прямом эфире Сергей Алексашенко, управляющий директор компании "Интеррос". Через 5 минут мы снова встречаемся с вами в этой студии и уже обсуждаем вопрос в рамках программы "Рикошет". Вопрос наш сегодня будет звучать так, каким финансовым учреждениям вы скорее доверите свои сбережения, государственным или коммерческим? Напомню, что это все будет уже в программе "Рикошет" в 15:35, сейчас новости.
НОВОСТИ
"РИКОШЕТ"
М. КОРОЛЕВА - Сергей, я по традиции хочу взять с вас прогноз заранее, вот вы как предполагаете, как могут голоса разделиться в таком голосовании?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Я думаю, что за госбанки проголосует от 55 до 70%.
М. КОРОЛЕВА - Проверим.
"РИКОШЕТ"
М. КОРОЛЕВА - Там, кстати, среди вопросов наших слушателей на наш эфирный пейджер, приходили несколько сразу вопросов такого рода. Вот какие процентные ставки считать нормальными, потому что у "Содбизнесбанка", как писали его, как я понимаю, бывшие вкладчики нам на пейджер, как раз процент был, как они считают, не такой уж высокий, 14%. Не 200, как они пишут, не 50, всего лишь 14. Что нормально и что ненормально среди процентных ставок?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Нормально то, что несильно отличается от условий рынка. Я приведу такой пример. Вы едете на автомобиле, заправляетесь 95 бензином, 92 бензином, его средняя цена в Москве, не знаю, сейчас 12 руб. за литр, предположим. И вдруг вы видите бензоколонку, на которой цена бензина на 20% выше, она 14.5 руб., вы же не пойдете на эту бензоколонку заправляться, да? 20% - это совсем немного, это же не 200 руб., в конце концов. Но я думаю, что если вы увидите, что везде цена 12 руб., а вы поехали и увидели цену в 8 руб., я думаю, у вас инстинктивно тоже что-то такое сработает, вы не захотите заправляться на этой колонке, видимо, уж совсем что-то здесь такое нехорошее, не может столько стоить. То же самое и в банковской системе. Если все банки предлагают вам от 9 до 11-12%, а один банк предлагает от 14 до 16, значит, что-то здесь ненормально. Поэтому да, конечно, сейчас нет таких ставок, ни один банк не обещает ни 30, ни 50, ни тем более 200% годовых. Но все обещают не больше 12, поэтому опять, если кто-то предлагает вам на 20% выше, 14, от 12 как раз 20%, значит, это ненормально.
"РИКОШЕТ"
М. КОРОЛЕВА - Скажите, Сергей, а как вам кажется, такое явление, как, скажем, в ближайшее время крупномасштабная чистка банков, я опять вспоминаю про эти самые пресловутые черные списки, да, следом за "Содбизнесбанком" не возможно ли такое, действительно, крупномасштабное явление, как чистка банков по какому-то признаку?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, чистка - это слово такое нехорошее, оно с негативным оттенком и говорит о том, что кого-то лишили возможности заниматься каким-то делом просто необоснованно. Нас ЦБ уже, не знаю, года два нас информирует о том, что в России примерно каждый четвертый банк, у него так называемый дутый капитал. Т.е. его отчетность недостоверна. Недостоверность отчетности, она является основанием для отзыва у банка лицензии. Вот если ЦБ нам будет просто об этом рассказывать, в конце концов, мы просто на это не будем обращать внимания. Если ЦБ будет отзывать лицензию у этих банков, объясняя свою политику, почему он делает, для чего он это делает, что он делает это с целью заботы о вкладчиках, возможно, это и произойдет. Но вот смотря на то, как ЦБ себя ведет, я думаю, что даже при том, что там каждый четвертый банк имеет дутую отчетность, фальшивую отчетность, у нас массовой чистки, массового сокращения количества банков не будет.
М. КОРОЛЕВА - А хорошо ли это для государства и хорошо ли это для экономики страны и для обычных людей, когда, скажем, банк за банком объявляют неблагополучным, отзывают лицензию и т.д., пусть даже по совершенно правильным основаниям? Потому что смотрите, правительство призывает как-то население доверять финансовым учреждениям, банкам и т.д., а затем вот происходит такое явление, как отзыв лицензии у нескольких банков. Хорошо ли это для экономики?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Это хорошо для экономики. Более того, это необходимо для экономики, потому что банк является, банки в любой стране, они такое уникальное место занимают, иногда у юристов есть такая категория, публичная, полупубличная организация или публично-коммерческая организация. Ведь банк, банковская система - это институт, которому население, предприятие доверяет свои деньги. Все деньги, которые мы размещаем на счетах в банковской системе, даже если это счет до востребования, даже если это счет - расчетный счет предприятия, да, предприятие имеет право на эти деньги. Но уже как только вы поместили деньги, да, банк распоряжается ими на полном основании. И интерес экономики, интерес населения, интерес предприятия состоит в том, чтобы банки были надежными, в том, чтобы они сообщали о себе правду, в том, чтобы они не нарушали нормативы. Поэтому чем быстрее ЦБ доведет состояние банковской системы до такого, когда не каждый четвертый будет неправду говорить, будет на 2-3 порядка меньше, тем будет лучше для экономики.
"РИКОШЕТ"
М. КОРОЛЕВА - Я немножко в сторону хочу отойти, но этот вопрос тоже задавали наши слушатели на эфирный пейджер. Скажите, какие перспективы у доллара и евро сейчас? Этот вопрос мы традиционно вам задаем в наших эфирах, здесь тоже не смогли его избежать.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Я думаю, что в краткосрочной перспективе ничего не изменится, евро будет находиться в районе 1.20 за доллар, плюс-минус сколько-то. В более долгосрочной перспективе, скажем, в течение 3 лет, я думаю, что евро будет потихоньку девальвироваться, т.е. доллар будет дорожать, евро будет дешеветь.
М. КОРОЛЕВА - В какой валюте хранить сбережения в связи с этим?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, вот сегодня такая интересная ситуация, что банки практически выровняли процентные ставки по рублям и по долларам. Мне кажется, что все равно. И судя по тому, как меняется динамика вкладов населения, поведение населения, то оно очень четко реагирует на изменение курсовой динамики. И мне кажется, что если рубль монотонно изменяет свой курс по отношению к доллару, то население каким-то образом делит свои предпочтения в пользу, пока доллар дешевел, население несло вклады в рублях, как только доллар начал дорожать, мгновенно население развернулось и начало хранить в долларах. Поэтому здесь нет такого единственного совета. Я думаю, что просто здесь так, как вы считаете правильным, так и поступайте. Разница, честно говоря, всегда бывают ситуации, когда вы выигрываете или проигрываете, да, но если смотреть на долгосрочную перспективу, то примерно одинаково.
М. КОРОЛЕВА - Ну что, у нас закончилось электронное голосование. За 5 минут нам позвонили 1 374 человека. Мы спрашивали, каким финансовым учреждениям, это, прежде всего, банки, вы скорее доверите свои сбережения, государственным или коммерческим. Итак, внимание, 76% тех, кто позвонил нам, скорее доверят свои сбережения государственным финансовым учреждениям, 24% проголосовали за коммерческие банки. Немножко отличается этот прогноз от вашего, вы, по-моему, до 70% обозначали.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, честно говоря, здесь ничего удивительного в этом нет, потому что я думаю, что люди, которые отвечали на вопрос "Рикошета", они примерно представляют средний срез вкладчиков. У нас сегодня в Сбербанке хранится примерно 60% вкладов населения, это по сумме денег 60-65% приходится на Сбербанк. Но если по количеству вкладчиков, понятно, что в Сбербанке держат деньги пенсионеры, по количеству вкладчиков это очень много, например. Богатые люди, они предпочитают коммерческие банки. Поэтому я думаю, что здесь примерно соответствует тому, как люди сегодня держат свои деньги. И никакого такого существенного разногласия с банковской статистикой я не вижу.
М. КОРОЛЕВА - Вообще, есть у коммерческих банков перспективы в России, как вы считаете?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, конечно.
М. КОРОЛЕВА - Там был вопрос по поводу вступления в ВТО, не будет ли поглощения большими банками меньших в связи с этим?
С. АЛЕКСАШЕНКО - Я думаю, что существенного поглощения крупными банками мелких не будет, потому что у каждого мелкого банка да и у крупного тоже есть большое количество скелетов в шкафах. У нас банки, они, как правило, владеются, управляются или владеются одним акционером, и доля таких операций, связанных со спецификой акционера, очень велика. И наши банки предпочитают не покупать банк, которым владел кто-то другой, потому что риск очень высок. Поэтому я думаю, что такого массового поглощения не будет.
М. КОРОЛЕВА - Спасибо. Я напоминаю, что это был Сергей Алексашенко, управляющий директор компании "Интеррос", он отвечал в том числе и на ваши вопросы, и участвовал в сегодняшней программе "Рикошет". Спасибо.
С. АЛЕКСАШЕНКО - Спасибо.



07.06.2004
http://echo.msk.ru/programs/beseda/25946.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован