30 октября 2005
3829

`Эхо Москвы`: Как воспитать гражданина?

Передача : Родительское собрание
Ведущие : Ксения Ларина
Гости : Сергей Казарновский, Александр Семенников, Евгений Балашов


К.ЛАРИНА: Ну, что, начинаем мы наше "Родительское собрание". Еще раз добрый день. У микрофона Ксения Ларина. И я в окружении мужчин сегодня провожу собрание. У нас так по половому признаку собрания делятся - то женсовет, а сегодня у нас в основном мужчины будут заниматься вашим воспитанием. Как воспитать гражданина? - вопрос, который мы задаем друг другу и вам, уважаемые слушатели. И я представляю наших гостей: Сергей Казарновский - директор образовательной школы No 686 "Класс-Центра". Добрый день, Сергей, здравствуйте.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Александр Семенников - член комиссии Московской городской думы по образованию. Ну, я думаю, что стоит упомянуть, что Александр представляет партию "Единая Россия". Здравствуйте, Александр.

А.СЕМЕННИКОВ: Доброе утро.

К.ЛАРИНА: И Евгений Балашов - депутат Московской городской думы. Здесь у меня написано председатель комиссии по науке и технологиям - это соответствует действительности, Женя?

Е.БАЛАШОВ: Да, совершенно верно. И заместитель председателя городской комиссии по делам несовершеннолетних.

К.ЛАРИНА: Ну, и добавлю еще, что Евгений Балашов представляет партию "Родина" в Московской городской думе. Сергей у нас беспартийный Казарновский?

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Да. Уже.

К.ЛАРИНА: А что был?

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Был, конечно.

К.ЛАРИНА: Членом Коммунистической партии Советского Союза?

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Конечно.

Е.БАЛАШОВ: Может, по результатам передачи в какую-то из наших партий вступит?

К.ЛАРИНА: Действительно. Да, воспитаем гражданина. На ваших глазах фактически за оставшиеся 50 минут. Начать я вот с чего хотела. Пришли вопросы по Интернету до начала программы. И вот я хочу прочитать вам две телеграммы или даже три и попробовать их прокомментировать. Итак, из Петербурга от Юлии: "Гражданственность - последнее прибежище негодяя, не так ли? Дети должны воспитываться так, чтобы они были мобильны в жизни, могли жить и в России, и в США, и где угодно. От русского квасного патриотизма и такой же гражданственности до ксенофобии один шаг. Или я не права? Уверена, что права, более чем". Другая телеграмма из Москвы от Александра: "А нужно ли воспитывать гражданина? Ребенок, воспитанный любящими родителями, будет любить свою семью - это ясно. Найдя в шкафу старую буденовку, он полюбит родину. Получать из бюджета деньги под сомнительные проекты воспитания граждан - издевательство над налогоплательщиком. Грабеж, одним словом. Надоело "запатриочивание" мозгов за наши же деньги". Это к программе "Говорим по-русски" просто. Ну, и еще одна телеграмма, опять же из Петербурга: "Чтобы воспитать гражданина, надо научить ребенка воспринимать чужую боль и беду, как свою. И самое главное правильно выбрать точку отсчета - что хорошо, а что плохо". Вот такие три разных суждения по поводу темы, которую мы сегодня собираемся обсуждать, - "Как воспитать гражданина?" Вот давайте с этих комментариев этих телеграмм и начнем. Женя, вам слово.

Е.БАЛАШОВ: Ну, вот удивительные мнения, конечно. На мой взгляд, односторонние, потому что ведь, наверное, что-то радиослушатели слышали такое, что, например, я не слышал. Я не видел ни одной государственной программы воспитания гражданина, так же, как и отсутствует внятная концепция государственной молодежной политики, которая должна говорить о том, что кого сегодня государство хочет видеть в будущем через 10-15 лет на свою смену.

К.ЛАРИНА: И хочет ли оно кого-нибудь видеть...

Е.БАЛАШОВ: И хочет ли оно кого-нибудь видеть. Вот, допустим, совсем давно - где-то лет 150 назад Ушинский разработал совершенно внятную, понятную программу, и она была практически государственной программой воспитания. Там речь не шла в дореволюционной России о том, что воспитать какого-то стереотипного гражданина. Там речь шла о воспитании в любви к своему отечеству, к своей родине, к своему государству, ко всему окружающему. И мне эта концепция ближе всего. И, на мой взгляд, если бы сегодня внятно государство в лице закона, который приняла бы Государственная дума или указом президента, взяло за основу воспитательные основания Ушинского, я думаю, что ничего плохого бы мы здесь не видели. А именно - любви ко всему окружающему, умению молодому человеку разобраться во всем окружающем мире и полюбить в первую очередь свою малую родину, как мы говорим, - свое окружение, семью, друзей, умение приобрести друзей, приобрести определенный вкус к жизни и найти себя во взрослом мире, подготовить взрослого человека, чтобы он разбирался во всем том, что его, наверное, обогатило бы и духовно, и морально, и физически.

К.ЛАРИНА: Женя, скажите, а вы любите все окружающее вас?

Е.БАЛАШОВ: Ну, именно это то, что дает мне... любовь к окружающему - это то, что дает мне смысл жизни, наверное. И, наверное, надо начинать - вот опять-таки к Ушинскому - надо начинать с азов гражданственности, с азов... воспитание все должно начинаться с того, чтобы понятными категориями объяснять, что его молодого человека окружает. Я всегда привожу один пример - когда Ушинский говорит, что маленького швейцарца практически трудно заставить ответить на вопросы, в каком полушарии он живет и какая столица любого другого европейского государства, но понятнее всего для него, какой ручеек и какая история с ближайшей церковью, ближайшими какими-то достопримечательностями историческая. Это основа, наверное, как бы, европейского, как говорится...

К.ЛАРИНА: ...менталитета...

Е.БАЛАШОВ: ...менталитета и воспитания. А даже тогда, во времена Ушинского, русские мальчики и девочки проще всего, наверное, объяснялись на французском языке и знали историю Римской империи, чем-то, что их окружало. Уже тогда, наверное, хоть я и абсолютизирую, идеализирую то воспитание, но уже тогда было не все в порядке с государственной политикой. А сегодня уже и говорить нечего. Лучше мальчик, девочка разбирается во всем мировом, международном, исходя из того, что он видит по программам телевидения и Интернета, чем в том, что его окружает.

К.ЛАРИНА: Это Евгений Балашов. Александр Семенников, пожалуйста, вам слово. Вы согласны, не согласны? Судя по всему, не очень согласны с коллегой?

А.СЕМЕННИКОВ: Да скорее я вообще не согласен. Во-первых, начал бы с комментариев тех вопросов, которые прозвучали. Девушка говорила и неверно цитировала. Когда говорят о последнем прибежище негодяев, имеют в виду патриотизм, а не гражданственность. И вот то, о чем говорил сейчас мой коллега Балашов, - больше рассуждение на тему патриотизма и, так сказать, ну, я не знаю, псевдо-понимаемой гражданственности. Ведь вопрос сегодняшнего педсовета сформулирован достаточно конкретно - как воспитать гражданина. Я бы позволил себе процитировать другого героя из произведения "Золотой теленок", когда Шура Балаганов неосторожно назвал Бендера "мусье Бендер", тот ему, как всегда, афористично ответил: "Шура, если вы собрались окончательно перейти на французский язык, называйте меня не "мусье", а "ситуайен", что означает гражданин". Гражданин - это совершенно конкретное юридическое понятие. И почему Остап Ибрагим Бендер Бей, будучи сыном турецкого подданного, стремился к статусу гражданина. Это совершенно разные понятия. Раб - это вообще не субъект права, это объект права. Подданный - это субъект, который одарен сверху каким-то комплексом прав и обязанностей, гражданин - это тот, кто с момента рождения обладает определенными свободами, правами, определенным правовым статусом. И для того, чтобы быть гражданином, в соответствии с конституцией нашей страны, в соответствии с конституцией демократически государств, не требуется никаких отдельных решений парламентов, президента, глав управ, префектов и т.д.

К.ЛАРИНА: А уверения в любви к родине нужны, чтобы стать гражданином?

А.СЕМЕННИКОВ: Чтобы стать гражданином, никакой любви к родине не требуется. Человек в силу своего рождения является гражданином. Но вот о тех правах и свободах гражданина наши и взрослые-то люди не все знают, чего уж говорить о детях?

К.ЛАРИНА: Подождите, Александр, то есть для вас важнее так называемая правовая грамотность, да?

А.СЕМЕННИКОВ: Не правовая грамотность. Для меня важнее не это. Я вообще считаю, что для того, чтобы воспитать гражданина - давайте я вот как бы сразу заявлю тезис, с которым пришел, - для того чтобы воспитать гражданина, необходимо, чтобы институты гражданского общества работали, чтобы они существовали в нашем государстве. И воспитать гражданина мы сможем только тогда, когда мы ему покажем, что у него есть такие-то, такие-то права и свободы, что он равен, что он свободен и что в обществе существуют механизмы, которые позволяют ему реализовывать эти права и свободы. Что он равен в своих правах тому же президенту, я не знаю, упомянутому главе управы и т.д. И разъяснять права, разъяснять порядок их реализации - вот это, так сказать, программа и задача по воспитанию гражданина. А будет от любить родину или будет он больше любить Швейцарию - это его личное дело, его "прайвэси", в которой, там частная, приватная жизнь, в которую, может быть, мы вторгаться и не должны.

К.ЛАРИНА: Сергей Казарновский. Пожалуйста, Сергей.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Ну, я с самого начала тогда воспользуюсь цитатами.

К.ЛАРИНА: Кого будете цитировать?

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Ну, естественно, про Остапа Бендера, который говорил: "Шура...", - не понимал значения этого слова, но, гадливо ориентируясь на интонации,.. я честно говоря, думаю, что здесь какая-то путаница. Потому что если гражданин от рождения, то чего заниматься его воспитанием? О чем-то другом говорим. Это первое. А второе - я не знаю, думаю, что еще раньше, чем цитируемый классик, была такая на Руси поговорка: "Насильно мил не будешь". Поэтому мне кажется, существует большая какая-то ошибка - воспитать чувство нельзя, можно создать условия для того, чтобы оно возникло. И когда мы говорим - воспитать патриотизм или воспитать гражданственность, мне хочется перейти на какой-то более простой и понятный язык. Потому что я каждый день захожу в классы, и это для меня - важная история. Я в этом смысле понимаю эту ситуацию так: мне хотелось бы, чтобы дети, которые заканчивают школу, если говорить о воспитании, им было бы не безразлично, чтобы они имели некую свою позицию по поводу всего того, что происходит. Это самое главное - чтобы им не было безразлично, что происходит вокруг и т.д., и т.д. И вот мне кажется, это тот путь воспитания, постоянные провокации и т.д. И я просто сейчас... Я кое-чего взял с собой, естественно, тоже. Но я взял детские всякие размышления - я в этом году, когда 60-летие праздновалось, я попросил их написать письма ветерану, не конкретному. Маленьких самых детей. Кое-что принес. И вот мне кажется, что это очень такая человеческая, гражданская и, если угодно, патриотическая позиция. 4-ый класс: "Иногда, когда я лежу, я вижу свою бабушку, своего дедушку, своего попугая - в общем, всех, кто ушли от нас. Я хочу вам пожелать всего хорошего, наилучшего, чтобы у вас были близкие люди, которые бы вам помогли в сложных ситуациях, чтобы у вас были домашние животные и любимые люди". Вот, знаете, когда приходят маленькие дети в 1-ый класс, и у них все понятно. Им понятно, что они любят, что им нравится, что не нравится. И вдруг удивительная ситуация: когда дорастают дети до старших классов, их начинаешь спрашивать - они про это, этим они не интересуются, это им не важно, это их совершенно не волнует. Я больше того, несколько дней назад, совершенно не зная, что пойду на эту передачу, разговаривал с детьми,... а я говорю о том, что образование - это, конечно, провокация, мы все время их провоцируем, и этими письмами. И был момент, когда когда-то я попросил в самый всплеск чеченской кампании, попросил их написать письмо солдату чеченскому. И мы в "Новой газете" сделали...

К.ЛАРИНА: Чеченскому? Или российскому?

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Нет-нет, российскому. Не чеченскому - российскому солдату, который был в Чечне. Простите, я ошибся. И в "Новой газете" был огромный разворот совершенно потрясающих писем, который назывался "Письма до востребования". Так вот несколько дней назад я разговаривал о ситуации в Швейцарии с известным человеком, которого на днях осудили...

К.ЛАРИНА: Как-то мы все в Швейцарии нас всех сегодня кидает.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Нет, ну, понятно, нам тема задана, мы, естественно, хватаем. Просил их первое, обсудить эту ситуацию, второе высказать все свои за то, что он должен быть: а) наказан или помилован. Потому что Барщевский сказал, если вы, по-моему, даже по "Эхо", когда был здесь, о том, что если бы он попал в Россию, то суд присяжных его бы оправдал. Второе - высказать все свои за то, чтобы его оправдать. А после этого, разговаривая, мы создали некий суд присяжных.

К.ЛАРИНА: Это мы про Калоева сейчас говорим?

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Да, про Калоева. Суд присяжных. То есть они тайно, обсудив вначале без меня, свои листочки сложили, где-то были плюсы, где-то были минусы. 11-ый класс его осудил, вернее, оправдал большинством голосов, а 9-ый класс осудил. Я сейчас говорю о том, что это единственный способ, когда можно было бы провоцировать их на выражение своей позиции и ее оформление и т.д. То есть все, что происходит вокруг, должно быть в первую очередь не безразлично. Но... мы ведь занимаемся вот я записал себе, когда слушал предыдущую вашу передачу. Наше образование - не нормативное образование. Мы же занимаемся не нормативной лексикой. Почему? Потому что мы их учим говорить на одном языке, а на улице говорят на совершенно другом языке. Мы их учим одним нормам, а на улице другим нормам. Сегодня я могу сказать, что школа занимается не нормативным образованием. Это очень важный вопрос. Я хотел бы просто подбросить кость, потому что это очень интересно, об этом сегодня говорить. Спасибо.

Е.БАЛАШОВ: Я хочу сказать, что все-таки кто-то из классиков - я боюсь напугать...

К.ЛАРИНА: Как мы сегодня!

Е.БАЛАШОВ: ...но сказал, что свобода - это осознанная необходимость.

К.ЛАРИНА: Это Маркс Карл!

Е.БАЛАШОВ: Ну, вот я намекал.

К.ЛАРИНА: Как же мы забываем классиков.

Е.БАЛАШОВ: Поэтому вот регулируемая свобода, регулируемое воспитание... то есть мы говорим о свободах по выбору любви, допустим, к родине, любви к государству, формировании гражданственности. Но без того, чтобы маленькому человеку, который только входит в этот мир, навязать определенные стереотипы, не получится, потому что любое образование, воспитание - это все-таки насилие над личностью. Поэтому если мы будем выпускать его в полную свободу, то, наверное, ничего хорошего-то здесь не получится, так как государство - это орудие насилия. Аппарат насилия. Поэтому, на мой взгляд, да, безусловно, выбор должен быть. Но выбор должен быть - я вот у коллеги посмотрел - социализация, да, у меня тоже есть несколько статей о социализации. Выбор должен быть, но управляться определенными умными наставниками, воспитателями, педагогами. В противном случае мы получим такую самостоятельную растущую массу, то, что сейчас во многом видим. Посмотрите любую дискотеку, каких-то групп хэви-метал и прочее. Это же без наркотиков слушать молодежи невозможно. Хотя государство способствует развитию в том числе и такой формы. Потому что государство беспомощно создать общую какую-то концепцию развития общественного воспитания, развития духовного. Мне тоже вспоминается письмо одно мальчика, который мне лично прислал на встрече, когда я встречался со школьниками. Он лично мне прислал. Я попросил: "Вы напишите, что вы хотите видеть вообще от московской власти?" И он написал. Причем мальчик был совершенно, 7-ой класс. Ну, то есть, совершенно начинающий, будем говорить, гражданин. И он написал, что больше, то, что я вижу, я поэт, я писатель, в 7-ом классе, я пишу, но самореализоваться через возможные какие-то институты я не могу, и если бы я больше смотрел телевизор, где показывали бы, в телевизоре показывали бы - я цитирую практически дословно - в телевизоре если больше будет культурных программ для детей и молодежи, то будет всем лучше. И, на мой взгляд, отсутствие инструментов сопровождения гражданина от - пока того, что он без гражданского самосознания - к полноценному гражданину с гражданским самосознанием любви опять-таки к государству, к родине, без навязывания определенных таких стереотипов, я думаю, что ничего не получится. И мы греха не будем таить, что сегодня такой внятной концепции воспитательной государство не предложило. Не предложило даже пути развития личности в нашем обществе.

К.ЛАРИНА: О чем вы говорите? Я тут согласна. Потому что тут вопрос в воспитании уже не только детей, но и взрослых. У нас же взрослые уже давно не понимают, в какой стране они живут, куда движутся.

Е.БАЛАШОВ: Мне понравилось, Аркадий Арканов на последнем награждении, нас награждали Звездой Отечества, общественный такой форум экономический, и Аркадий Арканов очень, ну, просто потрясающе как сказал, что на сегодняшний день у нас совершенно очевидно отсутствие... вообще говоря какого-то... отсутствие идеологии в обществе, общественной идеологии - той, которая бы обогащала и воспитывала гражданина, в том числе на телевидении. Все, что предлагаешь, концепцию какую-то красивой, культурной программы, он говорит: "На "Культуру" вам". Потому что это не форматный материал. И получается, что канал "Культура" - это сливной бачок сегодня того, что на самом деле должно быть для интеллигентного развития общества.

К.ЛАРИНА: Ну, на самом деле, слава Богу, что хоть этот сливной бачок у нас существует. Но все-таки давайте исходить из реальной ситуации. Другого телевизора у нас не будет.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Как и других писателей ни одного человека.

К.ЛАРИНА: Да, будет только такой телевизор. К сожалению или к счастью для кого-то, он будет такой. Поэтому давайте мы эту тему исключим из сегодняшнего разговора, мне кажется, что она бессмысленна. Ну, так дано, что называется. Другой вопрос, что нужен ли канал специальный для детей? Наверное, нужен. Но это к вопросу о государственном вмешательстве в процесс воспитания.

Е.БАЛАШОВ: Ну, нужны деньги на детей в конце концов государственные.

К.ЛАРИНА: Но вопрос конкретный, товарищи...

Е.БАЛАШОВ: Дайте денег.

К.ЛАРИНА: ...дорогие товарищи, на ваш взгляд, все-таки я хочу понять вот та самая мера вмешательства, государства как инструмента насилия, о чем напомнил нам Евгений Балашов, в процесс воспитания гражданина - вот какова она должна быть и вообще должна ли она быть? Должна ли быть сформулирована государственная идеология, должны ли приниматься какие-то специальные программы? Они уже принимаются, но другой вопрос - нужны они или нет. Мне очень кажется важным на этот вопрос сегодня ответить. Собственно говоря, Женя уже этого касался. Александр, пожалуйста, вам слово.

А.СЕМЕННИКОВ: Ну, если позволите, я подведу черту под обсуждением проблемы патриотизма, хоть она и выходит за рамки нашего...

К.ЛАРИНА: Ну, давайте, давайте.

А.СЕМЕННИКОВ: С патриотизмом, по моему глубокому убеждению, у нас в стране все нормально. И известное международное рекламное агентство "BBDO" недавно опубликовало отчет о своих исследованиях под заголовком "Русские победят в Третьей мировой войне", потому что 64% опрошенных молодых людей в возрасте от 21 до 30 - 64% россиян высказали желание воевать за нашу страну с оружием в руках и даже погибнуть, защищая ее. В то время, как оставшиеся - это исследовалась 21 страна - оставшиеся 20 стран, там процент опрошенных - 34 выразил такую готовность и желание. С этим у нас всегда все было нормально. У нас проблема в другом - как жить в спокойном, гражданском обществе? Как человеку чувствовать себя защищенным, обеспеченным, в том числе и материально, и экономически, потому что бедность - это действительно серьезная проблема для нашей страны, которая лишает почвы для обсуждения проблемы гражданственности. Не может быть гражданином человек, которому нечего есть.

Е.БАЛАШОВ: И равных возможностей.

А.СЕМЕННИКОВ: Равных возможностей. Он, конечно, он не будет никогда всерьез заниматься проблемой управления своей страны, если он решает просто-напросто проблему выживания. Поэтому что представляется, степень участия государства - возвращаясь к вашему вопросу - я считаю, что государству участвовать, безусловно, надо. И государство участвует сегодня. По крайней мере, в Москве реализуется сейчас программа "Гражданская инициатива". И сейчас формируется, может быть, вы не знаете, правительство такое, правительство дублеров из числа молодежи...

К.ЛАРИНА: Теневое?

А.СЕМЕННИКОВ: Да. Ну, если хотите, теневое. Из числа молодых людей в нашем городе. Вплоть до того...

К.ЛАРИНА: Я согласна, что некая стимуляция политической активности молодежи, она происходит.

А.СЕМЕННИКОВ: ...провокация - о чем говорил Сергей. И я полностью с ним согласен. Молодежь сама по себе вот школьники особенно встречаться и обсуждать проблемы предстоящих выборов или политической ситуации в стране не будут.

Е.БАЛАШОВ: О чем я говорил.

А.СЕМЕННИКОВ: Безусловно, надо навязывать.

Е.БАЛАШОВ: Да просто форма есть.

А.СЕМЕННИКОВ: Нужна в хорошем смысле провокация. Конечно, как педагог Сергей больше предложит форм...

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Мы делали просто выборы предварительные. Вот то, что вы говорите - мы с детьми - как будто выборы были, сделали с "Новой газетой" конкретные выборы, голосовали. Это было любопытно.

А.СЕМЕННИКОВ: Можно я закончу, расскажу о своем опыте?

К.ЛАРИНА: Да.

Е.БАЛАШОВ: Простите.

А.СЕМЕННИКОВ: Я бываю в школах, провожу 5-6 уроков каждую неделю. И когда мы обсуждаем...

К.ЛАРИНА: Уроков чего?

А.СЕМЕННИКОВ: Уроки - так их и назовем - "граждановедения". Я рассказываю о правовом статусе гражданина, я рассказываю детям вещи, которые им интересны. Например...

К.ЛАРИНА: А вы приходите как член "Единой России"?

А.СЕМЕННИКОВ: Я прихожу как депутат Московской городской думы.

Е.БАЛАШОВ: Как москвич.

А.СЕМЕННИКОВ: Это тоже важно, потому что они должны видеть, что депутаты - это тоже такие же люди. Не те, которые ездят с мигалкой...

Е.БАЛАШОВ: Даже немножко хуже.

А.СЕМЕННИКОВ: Может быть, немножко хуже, действительно. Которые едят те же котлеты, я не знаю, общаются с ними на одном языке, и по крайней мере знают, что Слим Шеди и Эминем - это не муж и жена, а один и тот же человек.

К.ЛАРИНА: Александр, я у вас прошу прощения. Мы сейчас прервемся на выпуск новостей, но следующую часть разговора вы начнете, вернее, закончите свое выступление.

А.СЕМЕННИКОВ: Спасибо.

К.ЛАРИНА: Давайте. А сейчас новости.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Продолжаем разговор на тему "Как воспитать гражданина?". Немножечко мы разобрались с терминологией "патриотизм", "гражданство" - чем одно отличается от другого. Много привели цитат. Напомню, что сегодня в нашей студии Сергей Казарновский - директор "Класс-Центра" - школы No 686, Александр Семенников - депутат Московской городской думы, фракция "Единая Россия" и Евгений Балашов - депутат Московской городской думы, фракция "Родина". Я потом обращусь к вопросам, которые пришли на наш пейджер за время программы. Эта тема всегда живой очень отклик вызывает среди наших слушателей, разные мнения. Но обещала Александру Семенникову дать закончить свое выступление. Пожалуйста, Александр.

А.СЕМЕННИКОВ: Вот о тех провокациях, о которых говорил Сергей, и которые использую я. Вот я говорю ребятам, скажем, о тайне переписки, которая гарантируема каждому гражданину. И рассказываю о том, что в Испании был осужден муж, который прочитал смс-сообщения, пришедшие на телефон его жены. То есть он получил реальный срок, наказание, отбытие, лишение свободы. И ребята реагируют. "То есть те письма, которые мы пишем во время уроков друг другу и перехватывают учителя, что - учителя их читать не имеют права?" - "Конечно, не имеют права", - говорю я. Или спрашивают они: "А вот форма, насколько она обязательна?" Я говорю о том, что нет законов, обязывающих вводить форму. Это всегда предмет регулирования внутри корпоративных норм, внутри школы вы принимаете решение. И, безусловно, учителя должны учитывать ваш голос, ваше мнение по этому поводу - носить форму или не носить. Это вопрос, вообще говоря, внутренних договоренностей всех участников вот этого самого учебного процесса. Когда мы говорим о курении, для них открытие, что курение - это не просто баловство или шалость, а это нарушение федерального закона, это административно-правовое нарушение.

Е.БАЛАШОВ: Курение в школах.

А.СЕМЕННИКОВ: Не только в школах, а в законе говорится - в помещении и на территориях образовательных учреждений. То есть это тоже открытие. То есть если все время вбрасывать вот эти элементы гражданских прав и свобод и обсуждать их, преломляя через призму, интересную для каждого учащегося, мне кажется - может быть, я говорю самонадеянно, но у каждого учащегося формируется понимание, что у него есть права неотъемлемые. И ни учитель, ни директор школы, ни проходящий мимо милиционер лишить этих прав его не может. Но этими правами он должен пользоваться не вопреки законным правам и интересам других лиц. Он не вправе злоупотреблять своими свободами. Об этом мы тоже говорим.

К.ЛАРИНА: Но при этом они же тоже видят, что есть... что вроде как все равны перед законом, но есть те, кто ровнее.

А.СЕМЕННИКОВ: Поровнее.

К.ЛАРИНА: Ну, вот как здесь?

А.СЕМЕННИКОВ: Это главная проблема. С этого я и начал. Вообще говоря, любое - и об этом тоже, насколько я понял, говорил Сергей - любое воспитание обречено на неудачу, если в школе мы говорим одно, а они выходят на улицы и видят другое.

К.ЛАРИНА: Конечно.

А.СЕМЕННИКОВ: Что в суде, скажем, они не могут защитить свое право, потому что суды либо неэффективны, либо коррумпированы, потому что там есть какие-то исключения для чиновников или для депутатов при реализации каких-то опять же правовых вопросов. Вот это мы должны исключить. То есть должны действовать единые нормы, о которых мы говорим, и в реальной жизни.

К.ЛАРИНА: На самом деле, мне кажется, существует какое-то серьезное нарушение на каком-то подсознательном уровне вот в контексте нашего разговора - я имею в виду отношение к стране, к законам, отношения гражданина и государства. Мы вот про это сегодня не говорили, но мне кажется, это одна из самых главных проблем сегодня - это то, что называется ростом националистических настроений в обществе. И то, что самая активная часть в этом позоре - это часть как раз той самой молодежи, о которой мы сегодня говорим, это в основном подростки от 13...

Е.БАЛАШОВ: Я занимался...

А.СЕМЕННИКОВ: Это труднейшая тема, которую вы поднимали...

К.ЛАРИНА: Это страшная вещь, это позор. И не знаю, кто-то должен им это объяснить, что это не просто преступление против личности, это позор как гражданина, как человека, который живет в этой стране и является ее гражданином - это позор для тебя. И самое главное, если какое-то есть нарушение, большинство людей, молодых людей, которые избивают черных, приезжих и говорят: "Вон отсюда! Москва для москвичей, Россия - для русских", - они это воспринимают опять же как составляющую патриотизма. "Я люблю свою родину, я очищаю ее от грязи. Это их религия". Понимаете, о чем я говорю?

А.СЕМЕННИКОВ: Это то самое прибежище негодяев, о котором говорила нам первый корреспондент.

Е.БАЛАШОВ: Я хочу сказать, что - опять-таки о своем буду, о наболевшем - государство не предложило реализацию этой энергии и активности молодежи.

К.ЛАРИНА: Что это за энергия такая?

Е.БАЛАШОВ: Потому что человек, в первую очередь, должен иметь все возможности как гражданина самореализоваться - в младенчестве, в юности, во взрослой жизни. Но, когда среди прочих равных кто-то равнее и больше имеет возможностей, то молодой человек, которому государство не предлагает ничего сегодня для реализации этой энергии - ни в спорте, ни в досуге, ни в культуре, ни в образовании не может реализовать, потому что у него бедные родители или невозможность... тощий кошелек у родителей. Он сообразно тому, той среде, того воспитания, которое он получил во дворе, на улице, он и поступает. И когда ему вбрасывают нехорошие дяди взрослые вот эту вот бациллу национализма, он идет громить, кто в первую очередь виноват, то, что попадается на глаза. И большинство случаев, когда убивали в электричке армянина подростки, когда громили Царицынский рынок - большинство случаев, здесь основа-то экономическая. Потому что они видят, как жируют и обогащаются - то, что они видят в поле зрения, они же местные все. Они громят и экспроприируют то, что, по их разумению. И здесь вина государства, в первую очередь, которое не дало возможности развиться нормальному гражданскому самосознанию - что ты можешь, заработав, получить столько же или больше - столько, сколько сможешь заработать. И такие условия для молодежной, так сказать, экономики, для развития личности, для развития образовательных каких-то систем минимальное количество.

К.ЛАРИНА: Мне кажется, что вы ошибаетесь, Женя. Что, может быть, и есть какая-то экономическая подоплека, но сегодня-то она явно перешла уже на другой уровень, на уровень идеологический.

Е.БАЛАШОВ: Причины. Я говорю причинно-следственную связь, понимаете?

К.ЛАРИНА: Потому что любого африканца, который сегодня не побоится пройти по нашим улицам, ну, вряд ли его можно обвинить в том, что он жирует за счет москвичей. Ну, вряд ли. Здесь уже на совсем другом уровне все это происходит.

Е.БАЛАШОВ: Атрибуты состоятельности...

К.ЛАРИНА: ...важны...

Е.БАЛАШОВ: Есть контраст, конечно.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Ксень, позвольте вмешаться?

К.ЛАРИНА: Да, Сереж, пожалуйста.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Дело в том, что мы чуть-чуть уходим от темы разговора.

К.ЛАРИНА: А это разве не важно?

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Да нет, все правильно. Я хочу сказать о другом. Вы посмотрите, за очень долгое время никаких новых ценностей и вопросов не появилось. Вопросы, о которых мы говорим, они были и 100 лет назад, и такие же существовали. Вопрос в другом - всегда думали о том, как должен вырастать человек, которому было бы не безразлично то, что происходит здесь, которому не хотелось бы... Вот что такое патриотизм - мне не хочется, чтобы было по-другому, мне хочется, чтобы был вот этот дом, эта улица...

К.ЛАРИНА: Я хочу здесь жить.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Я хочу здесь жить.

К.ЛАРИНА: И работать.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Это других понятий не было. Вопрос в другом - что очень сильно изменилось время, очень сильно изменились люди, а мы на это совершенно не реагируем. Вот посмотрите, какие мы подбрасываем, ну, новые способы якобы. Опять мы вводим НВП и говорим о том, что - я цитирую выступления депутатов Госдумы - если военные придут в школу, то, наконец, мы разберемся с патриотизмом. Ну, не надо так унижать директорский корпус. Слава Богу, мы этим занимаемся всю жизнь. И мы знаем и можем как делать. Это первое. Второе - мы тоже иногда путаем. Мы говорим о том, что... сейчас, простите, речь была о том, что оценивают нашу страну, ее состояние патриотическое, что мы готовы воевать. Самое простое погибать. Сложнее жить и работать за эту родину. Вот мне эти показатели кажутся гораздо более серьезными. И когда мы говорим о свободе, мы боимся, что это будет. Свобода - это соблюдение тысячи договоренных правил и обязательств - то, что есть демократия. И замечательно, что говорят о том, что с детьми об этом надо говорить. Конечно. Больше того, мы договариваемся с каждым ребенком и с родителем таким образом: они заполняют определенные, иногда очень весело написанные обязательства, но ставят внизу свою подпись. И это является основанием для наших дальнейших взаимодействий. Причем самые разные мы называем - от правил внутреннего распорядка. НО договорная ситуация. То есть он уже знает, что его права здесь оговорены, и ему это нравится или не нравится. Это вопрос воспитания человека, который имеет свою позицию и имеет свои права, защищает. И, например, я говорю сейчас о новых формах, какие должны быть. Они иные должны быть. Скажите, пожалуйста, я ведь с детьми работаю, захожу в класс уже 25 лет, и я возил детей по всему свету и по всей стране, вы знаете, какое у них представление и желание жить здесь возникает после того, как я бываю, простите меня, в Америке, а потом в Новокузнецке, а потом еще когда-то в Тбилиси и т.д., и т.д.? Я хочу сказать одну любопытную деталь, вам это может показаться странным: в России нет россиян. В России есть москвичи, нижегородцы, камчадалы и т.д., и т.д. Люди, которые себя бьют в грудь, почти проламывая грудную клетку, и говорят, что они представители одной шестой части суши, ее не знают. И это, честно говоря, вопрос не только патриотического, если угодно, воспитания, вопрос любви и вопрос понимания, но еще и экономический вопрос. Потому что нам рано или поздно, как для всякой огромной страны, нам рано или поздно придется искать место жизни там, где будет работа. Не касками стучать, потому что кончилось уголь и т.д., а ехать и искать. И когда человек, живущий в Бибирево, сегодня говорит: "Я никуда не уеду, здесь это так, и т.д.", - ты что, в театр очень часто ходишь? Так и полстраны такой. Они просто ее не знают. И я считаю, когда-то у меня была такая ситуация, я работал вместе с Ролланом Антоновичем Быковым в комиссии по культуре и детству, и мы тогда разработали - к сожалению, да, Роллана Антоновича теперь нет - некую программу, которую мы называем "Пятая четверть". Это пятая четверть, когда обязательно государство должно затратить средства, чтобы каждый ребенок за 11 лет точечно увидел свою страну. Это целая программа, это серьезная программа. Это ход, это действительно путь к тому, что можем говорить о воспитании человека, который скажет: "Батюшки, потрясающая страна, удивительные разные люди", - и т.д., и т.д. Я возвращаюсь к вопросу о воспитании. А вот еще был затронут... мы говорили о том, как сложно это делать, о проблемах. Учитель, вообще говоря, поставлен в идиотскую ситуацию, потому что нормы общественные сегодня одни. Лиходеев очень смешно - сатирик известный - сказал, иронично, что личность должна поступать так, чтобы ее поведение могло стать общественной нормой. Некий известный сегодня - про него уже упоминали в одной передаче, не хочу называть имени - политический деятель ведет себя так, и это по телевизору транслируется, что это становится общественной нормой. И эти нормы клонируются невероятно. И это является совершенно в конфликте с тем, о чем мы говорим в школе. Недавно одна женщина сказала: "Я хочу жить в маленьком европейском городе в маленькой квартире только потому, чтобы не слышать мат каждый день. Я не могу - мне, что? - исчезнуть из этой страны? Я не могу зайти в троллейбус, я не могу выйти во двор". Но мы не учим этому в школе ведь. То есть мы каждый день в школе учим чему-то другому, чем то, что происходит в окружающей жизни. И действительно вопрос, если мы говорим... Но учителя же тоже они не с Луны прилетают. Они тоже живут в этой жизни, им тоже дико сложно. То есть понимаете, если говорить о том, что такое гражданин и понимание нравственности. Нравственность - очень простая вещь: это или стыдно, или не стыдно. Сегодня, если в 80-ом году я детям говорил, обязательно человеку, идущему в электричке, который просит милостыню, дайте эти деньги. Они говорят: "Ну, а если он..." Я говорю: "Это не ваше дело, это пусть разберется он, Бог или кто угодно". Сегодня так не могу им сказать. Нам не стыдно, что тысячи бомжей ходят - то есть "помоги ближнему" уже не работает. Нам не стыдно про воровство, которое есть, и коррупцию - то есть "не укради" не работает. "Не убий" не работает. Понимаете, многие вещи остаются абсолютно не стыдными. Как в такой ситуации? И я считаю очень важный вопрос. Пока мы не приведем в соответствие тех норм, которым мы учим, с теми нормами, которые существуют вокруг...

А.СЕМЕННИКОВ: ...приняты в обществе...

С.КАЗАРНОВСКИЙ: ...в обществе ничего не будет. Потому что разрешено совершенно спокойно, что бы ни говорили, пить, материться и т.д. вокруг, вести себя таким образом. Разрешено. Как мы, чему мы их научим? Не морочьте голову. Это дискредитация образования абсолютная. И наша тема сегодня тогда зависает в воздухе вообще.

К.ЛАРИНА: Страшно.

Е.БАЛАШОВ: Я хотел еще маленькую...

К.ЛАРИНА: Господа депутаты, это к вам вообще - все, о чем говорил Сергей сейчас очень эмоционально.

Е.БАЛАШОВ: Маленькую реплику можно, да?

К.ЛАРИНА: Конечно.

Е.БАЛАШОВ: Я хотел бы еще один фрагмент необходимого гражданского воспитания подрастающего. Вот обратиться сегодня здесь на передаче к слушателям - знают ли они, кто был дедушка, бабушка, прадед, прапрадед. Меня воспитывали, я считаю, что воспитали неплохим гражданином, любящим свою родину, свое государство. Потому что мама всегда говорила: "Если, допустим, ты сегодня уступаешь место в метро или в трамвае - а бабушка тогда жила в Казахстане, в Алма-Ате - то имей в виду, также могут отнестись и к твоей бабушке". Очень понятным языком должен идти процесс воспитания.

К.ЛАРИНА: Все связано...

Е.БАЛАШОВ: Во взаимосвязи с историей своего отечества, абстрактной историей очень трудно познакомить. Но с историей своей семьи сегодня не знакомит никто. То есть вот я бы обратился к слушателям - поспрашивайте своих детей, кого они знают, чем заслужили их предки и благодаря кому они появились на свет.

К.ЛАРИНА: Согласна, но все равно я хотела к тому, что говорит Сергей...

Е.БАЛАШОВ: Вполне конкретное воспитание, вполне конкретный процесс.

К.ЛАРИНА: Понятно, но я почему к вам обращаюсь, как к депутатам, как к законодателям, в конце концов, потому что мы до этого дошли. Давайте в этом признаемся себе, что сегодня нужно издавать законы о том, что не укради, не убий, не прелюбодействуй и т.д., и т.п. Иначе мы из этого не...

Е.БАЛАШОВ: Вы согласны, что это насильственные законы?

К.ЛАРИНА: Согласна. Согласна. Потому что особенно когда возвращаешься домой после какого-то достаточно долгого отсутствия, ты видишь, наблюдаешь просто какой-то элемент вырождения на улицах большого города, я имею в виду город Москва. Когда вот смотришь на этих детей, которые сосут пиво все время, ходят по улицам - такого себе представить невозможно нигде. Это к вам вопросы. Это вы должны запрещать. Да, запрещать. Нельзя читать чужие письма.... Начинать с банальностей.

А.СЕМЕННИКОВ: Позвольте, Ксения, вот то, о чем вы говорите, на самом деле все эти запреты тоже существуют, не только моральные, а законодательно установленные.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Они не работают. Я понимаю.

А.СЕМЕННИКОВ: У нас Уголовный кодекс РФ содержит там ответственность за все, что вы перечислили.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Это правда все. Это правда.

А.СЕМЕННИКОВ: Есть закон об ограничении потребления пива, в соответствии с которым не разрешается продавать пиво лицам, не достигшим 18 лет. А несовершеннолетним запрещено его употреблять в любом общественном месте, включая подъезды. Дело в том, что мы, создав демократические институты, не наполнили их реальным содержанием, и эти механизмы не работают. Либо они работают по инициативе конкретных людей. Я знаю школу у меня в округе, где директор школы - такая женщина боевая, организовала всех, и в ближайших киосках она добилась того, что пиво не продается детям. Она ловит за руку этих продавцов, составляется административный протокол. То есть такая возможность есть, закон предоставляет.

К.ЛАРИНА: Но все равно это риск, извините меня.

А.СЕМЕННИКОВ: Да, совершенно верно.

К.ЛАРИНА: А могут и...

А.СЕМЕННИКОВ: Могут и... То есть у нас эти механизмы реально не работают. Что мы должны сделать, вот вы говорите, как депутаты? Мы как депутаты должны добиться того, чтобы общество у нас от этих двойных стандартов как бы отказывалось. Чтобы у нас реально работали те нормы, которые в законах уже существуют и заявлены. Вот это вот сложнейшая задача. И выполнения ее надо добиваться. Что касается школы, то для меня вопрос совершенно очевиден. Правильно говорят, что там не занимались патриотическим воспитанием, военруки теперь помогут. Не помогут военруки. Учителя у нас нормальные. Надо просто больше тратить денег на школу. Надо чтобы зарплата учителей была нормальная. Потому что я не знаю, вот эта парадигма воспитания, я уверен, что от нее уйти не удалось, что на самом деле будущее наших детей - это прошлое их родителей и прошлое их педагогов. Ведь чему учат детей? Каждый педагог переносит свой опыт либо общественный опыт некий накопленный. Так вот надо, чтобы детей учили успешные люди, люди, которые работают в школе потому, что это их призвание, а не потому, что им просто негде себе найти более высокооплачиваемую работу. Вот задача - чтобы этот корпус педагогов был реально... людей квалифицированных, людей, способных воспитать вот этого самого гражданина.

К.ЛАРИНА: Для этого у них статус должен быть другой совсем.

А.СЕМЕННИКОВ: Должен быть другой статус. В нашем обществе, на мой взгляд, прежде всего материальный статус сейчас прежде всего определяет положение человека. Потому что там масса пассионарных личностей, которые работают не за деньги.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: А очень многие люди при этом говорят: "Ни за какие не пойду туда", - другие люди говорят. И я знаю, почему. Вопрос не только в деньгах. Знаете, мы иногда нищему даем деньги не для того, чтобы реально помочь ему, а чтобы мне было легче, что я выполнил...

К.ЛАРИНА: Для себя...

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Для себя. Я не спорю, вы абсолютно правы, но если эти деньги будут даваться именно с таким посылом - потому что, знаете, учительская профессия - это, по-моему, единственная профессия, день выхода которой на работу в первый день празднуют всей страной - 1 сентября. Лишь бы вышли. Они так унижены в очень многих проблемах. Потому что можно, оказывается, спокойно учителями заполнять с детьми трибуны стадионов. Абсолютно точно это происходит. По программе "Зритель". Я считаю, что это невозможная ситуация. Можно, простите меня, в этом году традиционно первые воскресенье-суббота октября - это День учителя. Сейчас это сделали 5 числа. Так вот на эти 1-2 октября, накануне был приказ о выходе всех учителей с детьми на работу на своих участках. Я хочу сказать, от того, что мы что-то не делаем, это не значит, что воспитание не происходит. Оно происходит каждый день. Когда дети подходят к убогим зданиям, когда дети заходят в убогие интерьеры, когда они встречаются с теми учителями, про которых мы сейчас говорили - это тоже воспитание. Другой вопрос - что, кстати, сейчас вспомнил, - что некоторые депутаты помогают, издавая, например, замечательный учебник. Вот Женя Бунимович - учебник математики для нематематических вузов. Это удивительная штука вышла такая. Я не знаю, какой блок он представляет - "Яблоко", по-моему. Я не знаю.

К.ЛАРИНА: Да-да-да.

С.КАЗАРНОВСКИЙ: То есть уже реальная помощь от депутатов идет. Я об этом хотел сказать. И еще об одной ситуации, что когда мы говорим о родителях, замечательно было сказано когда-то Борисом Заходером - "Будут и воспитанные деточки рождаться, лишь бы нам воспитанных родителей дождаться".

К.ЛАРИНА: Вот, вот. А тут все хуже и хуже.

Е.БАЛАШОВ: Я хочу сказать, мы о материальном, о роли депутатов, вообще говоря, мы все-таки принимаем бюджет. И к большому моему личному сожалению, наверное, разделит и коллега тоже это сожаление, что приоритеты бюджета, направляемые на воспитание как такового молодого человека, в 5 раз меньше, чем мы тратим из города на озеленение города. Я об этом говорил и вызвал, ну, понятную реакцию на это.

А.СЕМЕННИКОВ: Я думаю, что не в бюджете 2006-го года. Бюджет департамента образования 75 миллиардов рублей, если говорить про Москву. Это более 2,5 миллиардов долларов.

Е.БАЛАШОВ: Нет, я про другое хочу - чисто воспитательное. 500 миллионов рублей идет на воспитательные программы по комитету по делам семьи и молодежи и 2,5 миллиарда идет на озеленение. Я именно об этом говорю - о пропорции, о подходах. Что конечно...

К.ЛАРИНА: Мне кажется, озеленение важнее в данном случае.

Е.БАЛАШОВ: Как и Юрий Михайлович Лужков, он с пониманием к этому относится, но мне лично говорил: "Смотри, пойми, если мы недофинансируем озеленение, то у местной власти, управы и прочие, по итогам года, ну, как бы нечем будет особо отчитаться". Потому что когда ты тратишь деньги на воспитание, то результаты этого посевного воспитания будут заметны через 10 лет, к большому сожалению. А во что это выражается - вот недофинансирование этих молодежных статей, недофинансирование каких-то центров досугов и прочее?

К.ЛАРИНА: Вот во что? Что такое деньги на воспитание, объясните нам?

Е.БАЛАШОВ: То, что в спальнях по месту жительства, где ребенок проводит большую часть своей жизни, он не имеет возможности полностью реализоваться.

К.ЛАРИНА: Нечем заняться?

Е.БАЛАШОВ: Нет центров воспитательного, эстетического.

А.СЕМЕННИКОВ: Я не согласен.

Е.БАЛАШОВ: Даже те библиотеки детские, которые есть, все равно они недофинансируются, и база культурного какого-то вещи, к сожалению, не хватает...

А.СЕМЕННИКОВ: Если можно, если можно, я не согласен все равно - по факту сейчас центром воспитания ребенка является школа. И правильно, что финансируются школы прежде всего в полном объеме. Так вот есть норма ЮНЕСКО определенная, что не менее 10% бюджета доходной части должно идти на образование. Если меньше, у нации наступает деградация. Так вот из федерального бюджета на образование тратится порядка 4% доходов бюджета РФ. В Московском бюджете на эти цели идет до 12%. То есть говорить о том, что полная безнадега, не так. Деньги в школу поступают в принципе приличные. Но те проблемы, которые мы озвучили, они все остаются, в том числе...

Е.БАЛАШОВ: Поэтому молодежь сегодня в подъездах собирается.

А.СЕМЕННИКОВ: В том числе остается проблема распоряжаться этими деньгами правильно.

Е.БАЛАШОВ: Но в подъездах-то молодежь все равно "тусуется". Если это не так, то я тогда замолкаю.

К.ЛАРИНА: Молодежь всегда "тусовалась" в подъездах.

А.СЕМЕННИКОВ: Да, молодежь всегда тусовалась в подъездах.

К.ЛАРИНА: При советской власти было такое количество кружков всяких, досуговых центров, пионерских и все равно сидели в подъездах.

Е.БАЛАШОВ: Но это разве достойно? (Смеется)

К.ЛАРИНА: Мне кажется, что дело не в этом. В подъездах сидят не от того, что ничего нет, а в подъездах сидят потому, что... ладно...

Е.БАЛАШОВ: Потому что потому.

К.ЛАРИНА: Да.

А.СЕМЕННИКОВ: И относительно вот вы говорили участия молодежи в различных агрессивных акциях. Это то, что сейчас называют "майданные технологии". Это тоже серьезнейшая опасность. В этом как всегда, в проблемах детей виноваты взрослые. Сейчас просто вовлекаются дети, подростки, молодежь, реально не понимая там процессы, которые происходят, и эксплуатируются худшие качества подростков и молодежи - агрессивность, некритичность и т.д. Вот надо отсекать - тоже одна из серьезных задач - отсекать вот этих взрослых, потенциально опасных, от воздействия на молодежную среду.

Е.БАЛАШОВ: Мне очень нравятся комментарии Андрея Черкизова по поводу "Наших". Выступление "Наших" он комментировал очень грамотно, вот на Ленинском проспекте. Это уже другая тема, поэтому... Но мне очень нравится. Потому что стереотипно и программировать, зомбировать молодежь - то, о чем говорит Александр - конечно, это тоже сегодня есть. Но я считаю, что должен быть урегулирован и законом в том числе. Ведь надо же воспитывать гражданство и гражданское самосознание, а не забивать в голову определенные стереотипы по принципу "Выучи гимн за 6 часов, фамилии выучи всех правителей партийных и лидеров государства" - и все. А для чего и зачем - разжевать, к сожалению, этого сегодня не делается.

К.ЛАРИНА: Мы, кстати, сегодня с вами накануне практически нововведенного праздника.

Е.БАЛАШОВ: Может, кроме Александра Семеникова - он у нас эти пробелы восполняет.

К.ЛАРИНА: Послушайте меня.

А.СЕМЕННИКОВ: Я восполню все пробелы.

К.ЛАРИНА: Подождите, вот у нас 4 ноября будет праздник, который учредила Государственная дума. 4 числа. Это вместо 7 ноября, насколько я понимаю. Кто-нибудь может внятно объяснить, что мы будем отмечать 4 ноября? Мне кажется, что не только дети... Вот смотрите. Вот-вот-вот. Вы бы сейчас видели панику в глазах депутатов.

А.СЕМЕННИКОВ: День примирения и согласия.

Е.БАЛАШОВ: Нет, я как праздновал, так и буду праздновать 7 ноября. Просто я так воспитан. Может быть, следующее поколение 4 ноября начнет...

К.ЛАРИНА: Вы гражданин Российской Федерации?

Е.БАЛАШОВ: Безусловно.

К.ЛАРИНА: А почему же вы будете праздновать праздник, которого нет?

Е.БАЛАШОВ: Вот она, свобода. Она свобода выбора. Меня же никто не заставит праздновать насильно?

К.ЛАРИНА: Вы должны праздновать 4 ноября.

Е.БАЛАШОВ: Насильно я не буду праздновать - я вам откровенно говорю. Потому что 4 ноября - это новый праздник. К нему надо еще привыкнуть. День примирения и согласия. Во-первых, примиряются с кем и между кем и кем?

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Его еще называют день примирения с несогласием.

К.ЛАРИНА: (смеется).

Е.БАЛАШОВ: С несогласием. Поэтому, ну, вы знаете, я не то, что пропагандирую не праздновать государственные праздники. Меня здесь покоробило, когда меня с какого-то канала позвонили, с "Русского радио" или откуда-то, и спрашивали: "Вот есть инициатива Митрофанова - депутата Госдумы, - мы все уже сегодня партии перебрали, ЛДПР, - он говорит, надо день национального футбола". Это было до проигрыша, кстати говоря, предлагалось, что вот 3 июня, когда ЦСКА выиграл, в этот день надо праздновать. Я говорю, а чем тогда дети обделены? Почему действительно не сделать национальный праздник матери, отца...

К.ЛАРИНА: Зато международный.... Пивной фестиваль у нас есть, понимаете?

Е.БАЛАШОВ: Ну, знаете, не надо о грустном. Я всегда считаю, что лидер...

А.СЕМЕННИКОВ: Евгений, не забудьте 4-го выйти на работу, раз праздновать не будете.

К.ЛАРИНА: Между прочим - это выходной государственный день.

Е.БАЛАШОВ: А я всегда работаю.

А.СЕМЕННИКОВ: Это государственный праздник. Вы обязаны отдыхать.

Е.БАЛАШОВ: Я обязан всегда работать.

А.СЕМЕННИКОВ: Если будете нарушать закон, мы вас привлечем к административной ответственности.

(Смеются)

К.ЛАРИНА: Ну, что, мы должны заканчивать уже нашу программу. Я все-таки право финального слова предоставлю учителю и директору Сергею Казарновскому. Сереж, вот резюмируя все это, дело...

С.КАЗАРНОВСКИЙ: Вот мне по поводу праздника и всех наших разговоров, мне все-таки кажется, кто-то правильно сказал: "Улыбайтесь почаще". Мы выпустили недавно книжку - это тоже к вопросу о воспитании. Книжка, которая называется "Фрагменты размышлений не очень взрослых людей по разным поводам". "На что похожа улыбка? - написала девочка-пятиклассница. - Мне кажется, моя улыбка похожа на сладкий апельсин, потому что я очень люблю апельсины и очень люблю, когда улыбаюсь. Но улыбаюсь я редко и апельсины тоже ем редко - так что все сходится. А вот улыбка моей мамы похожа, ну, не на теплое одеяло, а что-то в этом роде. А вот ваша улыбка похожа на яблочный сок. Я вас очень люблю, Татьяна Николаевна, - учительница. - И яблочный сок люблю. В принципе все улыбки похожи на теплую ночь".

К.ЛАРИНА: Спасибо большое. Сергей Казарновский, Александр Семенников, Евгений Балашов - участники сегодняшнего "Родительского собрания". Спасибо большое.



30.10.2005
http://echo.msk.ru/programs/assembly/39626.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован