11 июня 2008
5606

Борис Леонов: История советской литературы. глава 185

Обращали ли вы внимание на то, что натура человека всегда так или иначе "рифмуется" с теми случаями из его жизни, в центре которых он оказывался не просто сам, но и те, с кем дружит или близко знаком. Во всяком случае это подтверждают те жизненные коллизии, о которых рассказывал Иван Фотиевич Стаднюк.

В частности, эпизод с розыгрышем самого Ивана Фотиевича, учиненный его друзьями по случаю якобы присуждения ему Нобелевской премии за роман "Люди не ангелы".

Напомню тем, кто читал роман, и сообщу тем, кто еще, может быть, прочтет его, что он был опубликован в декабрьской книжке журнала "Нева" за 1962 год. Его тут же перевели в ряде европейских стран, поскольку тамошних издателей привлекала в романе та жизненная и художественная правда, с какой впервые в отечественной литературе рассказывалось о жизни деревни тридцатых годов на примере украинского села Кохановки. Правдой этой были голод 1932 года, насильственная коллективизация, преступное раскулачивание крестьян-середняков и разгул своеволия начальства в ГУЛАГах, репрессии среди руководства металлургического комбината и его подневольных строителей...

Так вот этот роман и стал предметом розыгрыша. Начал его Михаил Николаевич Алексеев, работавший в журнале "Огонек" заместителем главного редактора.

Он позвонил Стаднюку и сообщил, что по "белому ТАССу" прошла информация из Швеции, что советскому писателю Ивану Ф.Стаднюку присуждена Нобелевская премия за роман "Святых людей нет".

Не поверил Стаднюк другу. Но в душе было посеяно сомнение. Смутило неточно переведенное название, да еще на английский манер имя автора - "Ивану Ф.Стаднюку".

Между тем Алексеев не успокаивался:

- Иван, что ты будешь делать с такой кучей денег?

- Отдам половину тебе.

- Да ты, чую, не веришь. Приезжай в "Огонек" и сам взгляни на сообщение, - предложил Алексеев.

- Если ты меня разыгрываешь, месть будет еще более жестокой...

И тут же Стаднюк сказал, что непременно приедет в редакцию.

- Но меня уже не будет: еду за Поповкиным. Будем обедать либо в "Украине", либо в Доме литераторов. Захочешь - найдешь. А сообщение для тебя я оставлю у секретаря редакции Анны Алексеевны...

Каково же было удивление, когда он распечатал конверт и увидел на официальном тассовском бланке жирными буквами напечатанную информацию о присуждении ему Нобелевской премии...

И все же что-то мешало окончательно поверить в то, что видели глаза. А вдруг это не розыгрыш друга, а ошибка корреспондента английской газеты "Санди тайме"?! Тогда немедленно в ЦК, советоваться, как вести себя. В памяти была история с премией Борису Леонидовичу Пастернаку за роман "Доктор Живаго"...

Он взял такси и помчался в Дом литераторов.

Но там ни Поповкина, бывшего в то время главным редактором журнала "Москва", ни Алексеева. Встретил Сергея Сергеевича Смирнова и попросил взглянуть на содержимое конверта.

Прочитав тассовскую телеграмму, Смирнов просиял:

- Ай да, Ваня! Ну, поздравляю!

- Да ты всмотрись в бланк! Может подделка?! - попросил Иван Фотиевич своего старого фронтового товарища.

После внимательного "изучения" бланка Смирнов раздумчиво произнес:

- Вроде бы все по форме...

- Только ты, Сережа, никому об этом...

- Ну, о чем речь...

Стаднюк вспоминал:

- Не успел я, видимо, доехать до Украины, как Дом литераторов уже гудел, обсуждая неслыханную новость. За Смирновым подобные шутки водились...

Между тем Стаднюк увидел в ресторане Алексеева и Поповкина. Они о чем-то оживленно беседовали. Заметив Стаднюка, тут же принялись за еду. "Разыграли!" - подумал Иван Фотиевич. Подойдя к столу, нарочито снисходительно бросил им:

- С Нобелевским приветом! - И уже сев за стол: - А ведь за такие шутки, хлопцы, можно привлечь к суду.

- Ты лучше покажи Евгению Ефимовичу бланк с сообщением, - прервал его Михаил Алексеев.

Поповкин подержал в руках бланк и вернул:

- Все правильно. Без подвоха. Я видел такой же у Сергеева-Ценского, когда его выдвигали за "Севастопольскую страду". Но не дали старику. И тебе могут показать кукиш. С них станется!

Когда он в деталях описал муки старика Ценского, Иван Стаднюк вроде успокоился: "Не, так не разыгрывают".

И тут он вспомнил о своем товарище, общем знакомом - литературоведе Юрии Яковлевиче Барабаше, который к тому времени работал в ЦК КПСС заведующим сектором литературы. Уж кто-кто, а он-то должен все знать по правде.

Улучив момент, Стаднюк вышел в вестибюль и позвонил Барабашу по телефону.

- Да, мы все знаем, - спокойно ответил Юрий Яковлевич. - Только не знаем, что тебе на сей счет посоветовать. Пока поздравляю, а вечером я тебе непременно позвоню...

Прошла суббота. Воскресенье. В душе - переполох. Как-никак, а Нобелевский лауреат. А деньги - землякам, на нужды колхоза.

И вдруг вечером звонок. Бодрым голосом Барабаш интересуется:

- Ну как себя чувствуешь, Нобелевский лауреат?

- Привыкаю вроде бы...

И тут же отрезвляющий совет:

- Придется отвыкать.

- Почему?

- Да потому, Иван Фотиевич, что тебя разыграли... Подожди, подожди... Про ПК я тоже тебе врал, выручая Алексеева, который опередил тебя своим звонком...

- А тассовский бланк откуда?

- Опять же Алексеев через копирку допечатал на полупустом бланке.

И Иван Фотиевич решил отомстить.

Но это уже другая история...

http://lib.rus.ec/b/144699/read#t113

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован