15 марта 2007
2379

Алексей Бобров: Я думаю, что рост тарифа на электроэнергию составит от 8 до 13%

Накануне руководители сетевых энергокомпаний, входящих в состав МРСК ("Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала и Волги"), провели совещание, на котором подвели итоги первого этапа модернизации энергетической системы Урала и обозначили приоритетные направления дальнейшего развития сетевых энергокомпаний. Одно из направлений - создание единого электросетевого комплекса на территории субъектов, где расположена компания. Это значит - единая диспетчерская служба, единая противоаварийная защита, единая система учёта электроэнергии, единые аварийные запасы и единая тарификация. Что заставило энергетиков вернуться к ситуации отраслевой консолидации? Каким образом это стратегическое направление созвучно с основными аспектами реформы электроэнергетики? Что делает МРСК для обеспечения надежности работы своих сетей? Можно ли бороться с похитителями электроэнергии и как? Об этом и не только на пресс- конференции рассказал генеральный директор ОАО "Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала и Волги" Алексей Бобров.

Недавно на совещании по гидроэнергетике Анатолий Чубайс заявил, что надёжность - это приоритет в работе энергетиков. Что конкретно делается для этого? Как разделяются полномочия с другими энергетическими структурами, допустим, с той же ТГК-9?

С ТГК 9 у нас сложились, на удивление (или нет) достаточно добрые, партнёрские отношения - это один из примеров, когда нам удалось сделать акцент не на различии наших интересов, а наоборот. Мы регулярно встречаемся с Валерием Николаевичем Родиным, обсуждаем проблемы. Здесь никаких вопросов нет и точки разделения ответственности, как таковой, которую бы тоже хотелось вынести на публичное обсуждение тоже нет. Наша совместная задача, первая, которую мы выполняем, - это общее надёжное безаварийное обеспечение потребителей, а дальше уже это наш внутренний технологический разбор. Потому что мы все являемся потребителями. А потребителю интересно, чтобы сбоев не было, а не выяснение отношений двух взрослых людей.

Ну, а для надёжности нашей системы... Мы достаточно детально провели обследование того оборудования, которое есть. Не то, чтобы мы что-то новое принципиально узнали в результате этого, но мы наметили среднесрочный перечень работ, который мне сейчас позволяет говорить о том, что мы значительно усилим надёжность. Совершенно прав Анатолий Борисович Чубайс. Перед энергетиками ставится приоритетная задача - реформировать. Это везде обсуждалось и все СМИ писали: как реформируется, что реформируется, кто реформирует. А проблема надёжности в последнее время никак не обсуждалась. На сегодняшний день мы вернулись к ситуации отраслевой консолидации - раз. И два - мы начали заниматься не реформированием, а именно тем непосредственным делом, ради которого, и призваны эти компании на рынок - это надёжность. Соответственно, мы провели ревизию и наметили спокойный кропотливый путь технической, повседневной, нудной работы, которая позволит нам говорить о том, что даже на имеющемся оборудовании, может быть, достаточно не новом, мы значительно увеличим надёжность.

Не так давно прошло совещание у полномочного представителя Президента РФ в УрФО по аварийности в энергетике. Там была поставлена достаточно конкретная и важная задача: мир меняется и нашу работу, соответственно, нужно пересматривать. И если раньше, лет десять назад, такого термина, как энергетическая безопасность не было вообще, то на сегодняшний день такое понятие есть, и есть угроза терроризма, есть угроза хищения и прочее. И для усиления надёжности энергетической безопасности, для безаварийного производства, наша компания активно контактирует с ГО и ЧС, ФСБ и рядовыми потребителями, особенно это касается таких городов, как Челябинск, Лесной, Верх-Нейвинск, Новоуральск.

Также рассматриваем общую ситуацию в городах, которые наиболее подвержены риску, подчёркиваю, риску разного рода. И принимаем меры. Повторюсь - важен и страшен не только отказ какого-то конкретного оборудования, а важно умение, слаженность, профессионализм, наличие техники и профилактика негативных последствий. Потому что выход той или иной подстанции в результате грозы, хищения, отказа оборудования, просто человеческого фактора, который, может быть, является не смертельным, но трагичным. А иногда мы его можем даже просто не заметить: знаете, в течение секунды свет моргает, это называется успешное автоматическое переключение линии: свет моргнул, потом раз - и всё работает хорошо - это слаженная работа диспетчера, релейной автоматики, защиты и прочего...

То есть отказов оборудования никто в мире не избежал, но чтобы наш потребитель, наша общественность не заметили этих последствий, мы должны над этим работать и у нас это получается. У нас и в Свердловске отключали подстанцию (были хищения), в Челябинске даже в тяжёлых случаях 30-40 минут - и нам удавалось восстановить работу. По-другому поставлен вопрос по больницам, по школам - они признаны объектами особой значимости, поэтому энергоснабжение должно быть особенно надёжным, чтоб где-то обязательно были источники автономного питания.

Воровство электроэнергии можно также отнести к вопросам безопасности: есть примеры того, что такие кражи приводят к обесточиванию целых населённых пунктов. Какие меры предпринимаются, чтобы пресечь эти хищения? Если говорить о потерях, имеются ли данные о том, сколько электроэнергии воруется?

Данные у нас имеются. Здесь чётко вырисовывается тенденция. К сожалению, самые большие потери в распределительных сетях сельских районов (хотя они и для Свердловска характерны) - это банальный наброс на провода, который ещё угрожает и жизни набрасывающего. Ведь неграмотный наброс может привести к тому, что населённые пункты останутся без электричества. Другой вид воровства - эксперименты со счётчиками. Сейчас ни для кого не секрет, что умельцы могут сделать специальные счётчики - они чуть ли не в обратную сторону мотают.

Изменение тарифного меню. В этом сложно разобраться, но проблема есть и о ней надо говорить. Вот, если у нас, например, ферма на 20 коров снабжается электроэнергией и, условно, тариф здесь будет рубль за кВт/ч. А если этих 20 коровок уже перенести к себе домой, то тариф снизится до 70 копеек. В городе такие же махинации с тарифом проделывают. Для населения тариф - 80 копеек, для магазина - рубль десять. Люди покупают квартиру на первом этаже, открывают точку, успешно торгуют. Но, не меняя категорию потребления (к сожалению, мы ж не милиция, мы не ведём учёт - это вопрос нашего взаимодействия) залазят в карман как энергосистемы, так и всех потребителей, которые вынужденно оплачивают деятельность этого магазина. Сейчас мы рассматриваем серьёзную программу по борьбе с этими явлениями. Но этот фактор, должен отметить, напрямую зависит от общей экономики в стране. Что бы я ни говорил, но статистика показывает: в регионе, где люди живут благополучно, меньше воруют. И второе - необходимо общение с прессой, должна быть попытка через СМИ донести до жителей: воровство электроэнергии - это именно воровство. Такое же, как кража бумажников у пенсионеров. И ничем по своему цинизму, по своей непристойности не отличается.

Есть уже примеры, когда относительно таких воришек возбуждаются уголовные дела. Я категорически простив суровых мер наказания - уже прошел тот период, когда за копейку расстреливали. Но, тем не менее, публичный привод в суд, условная мера наказания или штраф должны быть - я думаю, мы найдём здесь понимание и у прокуратуры, и у милиции.

К новому году ожидается повышение тарифов на электроэнергию. Почему и насколько?

Говорил и буду говорить: я считаю, что рост тарифа - это когда плата растёт опережающими показателями по сравнению с другими показателями - инфляцией, пенсией, доходами населения. Я не считаю, что это рост тарифа, когда он увеличился на 8%, а инфляция на 12%. Не считаю - и всё.

По процедуре: у нас федеральная служба по тарифам примет предельный рост тарифа. Я не думаю, что он будет какой-то кардинальный. Ну, наверное, не более 13% (по Свердловской области). Совершено не факт, что региональная энергетическая комиссия в лице господина Подкопая согласится (это право за ним). Я думаю, что рост тарифа будет повышаться от 8 до 13%. Но это моё предположение.

Каковы приоритетные направления развития вашего холдинга?

Алексей Бобров: Приоритетная задача - создание единого электросетевого комплекса на территории субъектов, где расположена наша компания. Что под этим подразумевается? На территории Свердловской области, например, более 100 собственников разного рода организаций, которые занимаются обслуживанием, эксплуатацией электросетевых комплексов. Мы считаем, что эффективней, правильней (в этом нас поддерживает и власть) создать единое электросетевное пространство.

Это не значит, что все должны исчезнуть. Это говорит о том, что взаимодействие между субъектами рынка должно позволять не замечать разграничения - единая диспетчерская служба, единая противоаварийная защита, единая система учёта электроэнергии - это очень важно при вступлении в рынок, единые аварийные запасы, единые стандарты в эксплуатации оборудования, единые потери, единая тарификация. Всё равно, что мы едем по Свердловской ЖД, переезжаем в Октябрьскую, Волжскую - где граница, для нас, рядовых пассажиров, не заметно - нам нужно добиться такой же системы и в рамках электроэнергетического комплекса. Безусловно, будем заниматься, но не так резко, слиянием, и поглощение этих компаний. Работа идёт.

Другая важная задача, которая перед нами стоит - снижение потерь. Потери составляют, в зависимости от сетей, - 15%, могут даже 17-18%, это достаточно большие потери. Например, снижение потерь на 2% - это возможность не увеличивать тариф на 2%, снижение потерь на 2% (а это достаточно большая сумма, если выручка по "Свердловэнерго" составляет 3 млрд, 1% - 10 млн, то 2% - это уже небольшая подстанция, 20 млн - это достаточно большие деньги), это премирование персонала - это те средства, за которые мы боремся. А если посмотреть, что в одних энергосистемах потери составляют - 7%, в других - 17%, то отсюда становится понятно, что это снижение потерь - одна из приоритетных задач.

Ещё одна из основных задач - это повышение капитализации. Мы сейчас работаем над этим, смотрим, взаимодействуем с нашими акционерами, делаем планы.

С чем Вы связываете повышение капитализации?

Повышение капитализации в первую очередь связываем со способом управления. Он должен быть понятным и прозрачным. Это и система бухучёта, это и система того аудита, это и система отчётности, это и система публикации результатов деятельности компании (раньше ж мы занимались только техническим обслуживанием) и количество контрактов, заключённых потребителями. Если у нас на сегодняшний день со "Свердловэнерго" - один контракт (со "Свердловэнергосбытом", как компания сейчас называется), то появится пять независимых компаний, они уже появляются - и это увеличит финансовую устойчивость, увеличит капитализацию. Я думаю, что те люди, которые вкладывают в нас деньги, те инвесторы, которые у нас есть, они почувствуют эффективность управления компанией - мы этого добьёмся.

Как Вы вообще относитесь к появлению новых независимых компаний?

Безусловно, я считаю (не для нашей компании, а для рынка) - это хорошо. Могу сравнить: я в своё время проживал на улице Пушкина. У меня в квартире не было телефона. Я встал в очередь на телефон лет 10 назад. Все эти 10 лет я был вторым в этой очереди (и на сегодняшний день я тоже второй). Я очень хочу познакомиться с человеком, который 10 лет стоит в очереди первым (у меня есть такая задача, это уже физической потребностью стало).

Но вот появилась независимая кампания, которая говорит - так, что ж Вы раньше-то к нам не пришли! Мы вам телефончик в лучшем виде сладим, и возможность есть. Правда, стоит это, может, чуть дороже, но не принципиально дороже. Тот же самый пример с Октябрьским районом: там долго было так, что в районе стоял только один ларёк, в котором продавали пиво, сейчас там несколько этих ларьков. И как можно относиться к тому, что в районе несколько пивных ларьков? Где пиво есть всегда, ещё и холодное. Поэтому, я как потребитель это, безусловно, только приветствую.

А если компания предлагает не только электроэнергию, предлагает её дешевле - раз, во-вторых, она предлагает комплекс услуг по учёту оборудования, по дополнительной мощности. То есть, с точки зрения потребителей, это огромный плюс. Это результат демонстрации той цели, для которой и делалась реформа. С точки зрения нас как энергокомпании - тоже огромный плюс. Первое, это просто профессиональная капитализация. Компания, которая имеет один контракт, она стоит определённую сумму, компания, которая имеет десять контрактов, стоит гораздо дороже. Потому что это вопрос финансовой независимости, это вопрос финансовой устойчивости.

Мы считаем, что должны появляться такие компании, которые, регулярно рассчитываются. Не секрет, что "Свердловэнергосбыт" не рассчитывается с нами за транспорт, что мешает нам выполнять свои финансовые обязательства, у них постоянно там что-то стоит, правда, мы пытаемся это уладить. А эта новая компания с нами рассчитывается. Поэтому нам с ними работать выгоднее и интересней. Это тоже огромный плюс.

И ещё один плюс - это тогда, когда мы работаем с профессиональным агентом. Ведь, у нас есть масса проблем, а предприниматели, предприятия говорят: Вот, энергетики всё забюрократизировали, мы не можем получить техусловия! Мне нужно построить автомойку, ресторанчик - умрёшь, пока эту электроэнергию получишь! Если к нам приходит профессиональный агент, то он значительно быстрее, эффективнее и проще получает эти технические условия, и нам с ним проще работать. Это точно также, как в суд и милицию ходить - с адвокатом или без адвокатов. Такая аналогия, на мой взгляд уместна. Поэтому для нас это удобно.

Сколько средств Вы планируете направить на модернизацию?

Этот год мы отработаем в соответствии с теми планами, которые были приняты в 2004 году. В следующем году денежные средства будем распределять в соответствии с теми задачами, которые мы для себя поставили и выявили. Общий объём средств, который нужно отправить - около 9 млрд рублей. На сегодняшний день наши специалисты разбираются и достаточно кропотливо смотрят, как мы пойдём - по пути кардинальных реконструкций - замены или строительства.

Здесь ещё одним из определяющих факторов будет экономика. Все капитальные изменения делаются из прибыли. Из этих 9 млрд на реконструкцию и техническое перевооружение, мы пустим не более 25%. А всё остальное будет потрачено на мелкие и средние технические мероприятия.

Как Вы оцениваете износ сетевого хозяйства на территории УрФО. Какие есть конкретные планы строительства?

Старение мощностей в электроэнергетике примерно соответствует развитию региона. Если, например, Курган, Свердловск, Челябинск - достаточно старые регионы (первое электричество у нас появилось в 1908, 1910 году, в зависимости от города), то у нас может работать оборудование ещё трофейное, вывезенное из Германии. А если первое электричество появилось на севере 25 лет назад - там просто не было энергосистемы никакой, то соответственно, срок ввода оборудования, его пригодность, много младше.

Закон всем известный: за экономикой тянется и энергетика, где только лучше начинает развиваться экономика, за ней сразу же начинает подтягиваться энергетика. Динамично развивающиеся города не могут развиваться без соответствующего развития энергетики. То есть, там будут вводиться достаточно мощные современные электросистемы - комплексы, подстанции, на которых нет дежурных, которые обслуживают телекоммуникации, в которых не надо заглядывать по многу месяцев, которые себя охраняют, всё сами распределяют.

Вы все прекрасно знаете, что наш президент проводил совещание в Челябинске, где говорил о программе "Урал Промышленный - Урал Полярный". Ни о каком Полярном Урале не может быть и речи, пока не будет развиваться энергетика. Ну, невозможно без этого ничего сделать.

Неоднократно заявлялось, что через несколько лет, где-то к 2009 году, Уральский регион станет энергодефицитным. Так ли это?

Мы должны работать в реалиях сегодняшнего времени. Если при плановой экономике можно было говорить: "социализм мы построим к 83 году" или Михаил Сергеевич говорил: Каждой семье квартиру к 2000 году! И вообще-то при плановой экономике это были вполне достижимые цели. При той, экономике, которая на сегодняшний день существует, можно говорить только прогнозно. От чего это зависит?

Это зависит от роста потребления на территории и роста доходов населения. Картина ведь кардинально меняется: появляются посудомоечные машины, кондиционеры, несколько ТВ, холодильников, электрочайников - кардинально меняется структура потребления семьи. Рост экономики, безусловно, влечёт за собой рост потребления энергии. Как будет расти экономика и на сколько будет расти - я думаю, на этот вопрос вам никто точно не ответит. Исходя из того, что мы планируем, я думаю, это наступит быстрее. Потому что "Свердловэнерго" на сегодняшний день -балансирующая компания, это значит, производящая ровно столько, сколько потребляет внутри области (тем более сейчас уже не "Свердловэнерго", а ГТК 9) - это мощности расположены на территории области. Но совершенно очевидно вопрос стоит, и он уже обсуждался в правительстве, мы будем покупать электроэнергию в Перми. Если Екатеринбург будет давать такие же темпы роста, какие он даёт сегодня (дай-то бог!), то я думаю в 2006 году - незначительно, а в 2007 году - устойчивую покупку с рынка мы обеспечим. Нам придётся покупать. Хотя покупка с рынка - это не есть только плохой факт. Ведь здесь альтернатива - или жечь уголь на территории Свердловской области, или покупать гидрогенерацию с рынка. Кстати, Челябинск покупает до 30% с рынка. И на потребителях это, и на тарифах, ни коим образом не отражается.

Отсюда вытекает серьёзнейший вопрос, который называется плата за подключение. Здесь проблемы есть. Например, строится дом несколько лет: в начале строительства, пять лет назад, на этот дом планировалось столько-то кВт/ч, то, когда потребление населения увеличивается в три раза (наши потребности-то растут), наши планы уже не соответствуют действительности (это свойственно большим городам). Поэтому, мы здесь используем следующую политику: лучше официально подключить, чтобы они оплачивали потреблённую энергию, нежели ставить запретительные барьеры, которые толкают человека на воровство. Но это там, где есть мощность.

Откровенно говорю, в центре Екатеринбурга нет мощностей. Вы посмотрите, какое строительство идёт вокруг Колхозного рынка (если десять лет назад там стояли одни только частные дома) - вольно или невольно встаёт вопрос о плате за присоединённую мощность. Или в индивидуальном порядке, или в общем - у нас уже есть методика, по которой, думаю, в 2006 год войдём с нормальной платой за подключение.

Здесь есть ещё и социальный вопрос. Если я развиваю бизнес, я хочу построить малое предприятие, ресторан или ещё что-то. И если я делаю это бесплатно, то оплачивают его остальные потребители. Получается, что всех нас заставляют скинуться и заплатить за тот бизнес, который кто-то собирается поднимать. Тут грань тонкая, но я считаю, что если я развиваю свой бизнес, если я купил себе квартиру из пяти комнат с большим потреблением, то не должен её оплачивать тот, у кого социальная норма потребления. Поэтому люди сами должны платить. Мы проводили опрос, в общем-то, люди согласны платить, только по прозрачной, понятной, законной схеме.

Оригинальный текст: http://www.nakanune.ru/articles/aleksejj_bobrov_za_vorovstvo_jelektrojenergii

19.09.2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован