15 марта 2007
2267

Алексей Бобров: Энергетики к зиме не для `галочки` готовятся

Вечная тема - энергетики и зима. В последние годы она, вроде бы, перестала быть излишне нервозной - осенне-зимние максимумы на Урале проходили стабильно хорошо, инциденты, если и были, то мелкие. Однако масштабнейшая авария полугодовой давности, когда стечение неблагоприятных факторов на сутки оставило без электричества половину Москвы и несколько прилегающих регионов, пошатнуло веру в надежность отечественной энергетики. Уже тогда один из главных эмоциональных вопросов звучал так - а что было бы, если б это произошло зимой? Зима на пороге. Накануне в Москве состоялось всероссийское совещание, посвященное как раз надежности энергоснабжения в условиях прохождения осенне-зимнего максимума. О его итогах, готовности уральской энергетики к зиме, инвестициях и перспективах Накануне.RU рассказал генеральный директор Межрегиональной сетевой компании (МРСК) Алексей Бобров.
- Алексей Олегович, на Всероссийском совещании энергетиков, которое проводил накануне глава "РАО ЕЭС России" Анатолий Чубайс, ключевым термином, отраженным и в названии совещания, была "энергетическая безопасность". Что стоит сегодня за этим термином, и какие действия по обеспечению энергобезопасности совершаются?

- Задачи по энергобезопасности - первоочередные задачи. Это подчеркивалось на совещании. Совершенно очевидно, что ни о какой консолидации, функционировании, повышении капитализации, ни о какой любой другой деятельности в энергетике нельзя говорить, если она не выполняет своей главной функции - качественной и бесперебойной поставки энергии.

Чагинская авария многих научила, что энергетика стоит не только на финансах, управлении и т.п., но должна стоять на солидной технической базе. Потому что грош цена всем новообразованиям, экономическим показателям, если за этим не стоит энергобезопасность. Как объяснить людям, что надо платить деньги за электроэнергию, если при этом гаснет свет? По этому вопросу принято очень много системных решений, создан комитет по энергобезопасности во главе с первыми руководителями РАО, с очень четкой программой работы, с очень четкой постановкой задач для подчиненных. Во многом вспомнили старое и насчет инвестиционных, и насчет ремонтных программ.

- Какие наиболее важные решения были приняты на комитете по энергобезопасности, существуют ли серьезные проблемы по их реализации?

- Наши задачи - определить проблемные узлы энергоснабжения. По большому счету они определены - это крупные города, ответственные производства. Далее мы должны предоставить план ликвидации проблем в этих узлах - подстанции, развязки, возможное строительство новой генерации, реконструкция старых станций. Следующая задача - определить, в каких точках регион будет развиваться наиболее бурно, где будут строиться главные заводы. Потому что это волей-неволей влияет на общую энергобезопасность. Завтра построят завод, его нужно будет включать, потому что это тысячи рабочих мест. Здесь включаем, а где-то там энергобезопасность начинает хромать, потому что перегружена сеть. Энергетики должны придти туда раньше, чтобы не ухудшились параметры энергопотребления из-за введения новых объектов. И третья группа задач - внедрение нового оборудования, новой диагностической техники на уже построенных объектах.

Проблемы везде примерно одинаковые - в больших городах это буйный рост коммунального потребления электроэнергии - во многих квартирах используются микроволновые печи, кондиционеры, электрочайники. Очень динамично растет Сургут, Ноябрьск, хорошо растет Нижневартовск, Тюмень, Екатеринбург, Челябинск. Это города, которые демонстрируют очень хороший рост и энергопотребление в них уже переваливает за благополучные в этом смысле 89-91 годы.

Есть проблемы по промышленным узлам, где не хватает сетей и генерации - строительству завода по переработке и производству алюминия группы СУАЛ в Свердловской области. Есть проблема на подстанции в Первоуральске, там трубники собираются строить новый крупный стан. Есть проблема по Богословскому алюминиевому заводу. Есть переговоры по УГМК, которое рассматривает возможность размещения своего производства в Тюмени. И есть проблема по "Сибнефти - Ноябрьскнефтегазу". Отсутствие достаточных мощностей сдерживает там дальнейшее развитие компаний. Все эти площадки требуют кардинальных изменений, кардинальной реконструкции генерирующих мощностей.

- Какова готовность уральского региона к зиме?

- Мы полностью готовы к зиме. Здесь сложно поставить оценку - лучше или хуже, чем в прошлом году. Подготовка к зиме изменилась качественно. Если раньше вся страна по новостям смотрела и ждала, сколько вагонов с углем идет до Владивостока, сколько до Свердловска, сколько до Кургана, то на сегодняшний день уже совершенно очевидно, что топливо должно быть и это - норма. Ключевыми становятся совсем другие вопросы - просчитывается соответствие теплорежимов, оценивается готовность станций, сетей. Маловероятно, что в Москве будет -26 градусов, тем не менее, подготовка и расчеты там ведутся, исходя из этой температуры, так что качественно изменилась подготовка.

Все предприятия МРСК получили паспорта готовности. Причем, это не формальность, это действительно серьезная проверка предприятий. Есть, конечно, оценки "удовлетворительно", но есть и оценки "отлично". В генерации тоже по нашему региону все проверки проведены, паспорта получены. Мы к зиме готовимся, не потому что кого-то боимся. Энергетика - это бизнес, а как вести бизнес, если у тебя постоянно что-то отключается, взрывается и т.п? Энергетики это не для "галочки" делают.

- Одной из основных задач реформы энергетики декларировалось привлечение частных инвестиций в отрасль. Насколько на сегодняшнем этапе эта задача выполняется? Как выглядит картина по Уралу?

- Сейчас уже можно говорить не только адресно об инвесторах, но и о качественном уровне инвестиций. Федеральная сетевая компания (ФСК) находится на достаточно высоком уровне техники инвестиций. Она выпускает облигации, которые размещаются на фондовом рынке. Это самый долгий, самый сложный, но самый эффективный способ заимствований. И если посмотреть листинг ФСФР, то можно увидеть, что ФСК привлекла 15 млрд рублей, которые направлены на модернизацию и техперевооружение мощностей. Контрольный пакет акций "Курганэнерго" собран в руках частного инвестора, а это достаточно большие, серьезные деньги были вложены, чтобы купить этот пакет. Все это показывает, что интерес к энергетическому бизнесу велик. Екатеринбургская сетевая компания готовится эмитировать свои ценные бумаги, и я думаю, что уже в 2006 году она будет привлекать инвестиции через свои облигации. В данном случае инвестором выступит фондовый рынок - это инвестиционные компании, банки, пенсионные фонды.

Облигационный заем предусматривает широкий круг инвесторов, в том числе зарубежных, которые уже вкладывают свои средства в российскую энергетику. Если раньше считалось, что взятый в банке кредит на техперевооружение - это получение хороших инвестиций, то сейчас очень сильно расширился круг участников. Качество инвестиций повышается - деньги становятся дешевле и круг инвесторов, которые вкладывают средства в энергетику, которые проявляют интерес к этой отрасли, значительно расширился.

- Как идет процесс формирования тарифов на будущий год, изменились ли в подходы к их формированию с учетом происходящих изменений в отрасли?

- Сейчас тарифные дела рассматриваются и они составляются уже в новой логике. Нам примерно понятно, как будут развиваться Свердловская, Челябинская, Тюменская, Курганская области. Меньше понятно Поволжье. Есть регионы, где все понятно, но там просто застой. Есть, например, Кировская область. Там энергопотребление падает, и то там есть программа, по которой надо действовать, и вполне возможно, что энергетика станет там толчком для развития промышленности. Какие конкретно будут объемы - во многом зависит от рассмотрения тарифных дел, но смею вас уверить, что все то, что в тариф сейчас заносится энергетиками - непосредственно влияет на развитие региона.

Там нет каких-то проходных объектов, нет объектов, которые, условно говоря, понадобятся через 20 лет, нет задач по проектированию объектов, которые вообще непонятно понадобятся ли. Вбиты только те мероприятия, которые сегодня проектируем - завтра строим. В течение года-полутора объект вводится, и мы четко понимаем для чего этот объект, какие проблемы он решает для региона. МРСК Урала и Волги к декабрю будет готово представить полпреду и губернаторам регионов наше видение развития регионов с точки зрения энергетики, макроэкономики. Мы этим занимаемся, уже очень серьезных людей сюда подключили, и это будет не теоретическая работа, это будет конкретная практическая вещь: регион будет так-то развиваться, через 10 лет энергопотребление в нем будет таким-то, вот узкие места, вот основные узлы, куда надо ставить новые энергообъекты.

Нам требуется одно: нам должны сказать - да, мы согласны с концепцией, пусть будет так. Тюменскому губернатору Собянину мы презентацию такую уже сделали - как энергоснабжение области будет выглядеть через 3 года, через 5 лет, через 10 лет и наши пути решения. И вышел протокол, согласно которому концепция одобрена, она правильная и в связи с ней будут приниматься остальные решения - кредиты, тарифы и т.д.

- Анатолий Чубайс 2-3 года назад декларировал идею постоянного снижения тарифов, которые со временем сравняются с уровнем инфляции, а затем окажутся ниже его. Стала ли эта идея реальностью?

- Вот наглядный пример - Тюменская область. Там на протяжении двух последних лет тариф в 2-2,5 раза меньше величины инфляции. Это связано с тем, что введены новые генерирующие мощности, растет полезный отпуск энергии и повышать тариф на 10-12% нет никакой необходимости. То есть, это совершенно реальная задача. По всем регионам ситуация разная. Чубайс говорил как - тариф увеличивать не больше, чем на величину инфляции, причем желательно принимать тарифное решение сразу на 3-5 лет вперед. Тогда у энергосистемы будет четкое понимание - через 2 года у меня будет такой доход и такие тарифы, еще через 2 года - вот такой доход. Тогда очень легко прогнозировать свою деятельность, строить, ремонтировать, вводить, реконструировать.

Но нельзя сегодня тариф рассматривать как единственный источник инвестиций. Надо рассматривать все источники финансирования энергообъектов. Вот, допустим, мне нужно крупный энергообъект построить. В тарифе он не заложен. Приходит ко мне бизнесмен и говорит - я хочу построить эту подстанцию. Вы мне дадите ее построить? Почему нет? Если я пропишу нормальные взаимоотношения между нами, как мы будем взаимодействовать после постройки объекта, то через год я имею и объект от частного инвестора, и то, что сделано за счет тарифа. Регион от этого выиграл? Да. Население от этого выиграло? Да. Я от этого проиграл? Нет, я от этого не проиграл - у меня более надежная схема энергоснабжения и т.д.

- Насколько увеличивается доля частного бизнеса в энергетике?

- Увеличивается постоянно, очень динамично. В некоторых энергосистемах частные инвесторы вкладывают в течение 2-3 лет 1,5-2 млрд рублей в строительство сетевого хозяйства. Есть энергосистемы, где частные инвесторы вкладывают деньги в генерацию.

- Через 4 года "Тюменьэнерго" станет дефицитной системой. Но этого срока ведь явно недостаточно для того, чтобы запустить новый крупный энергоблок или станцию?

- Дефицит это же не значит катастрофа. "Курганэнерго" - дефицитная энергосистема, там есть проблемы. Конечно, было бы лучше, если бы она была самодостаточной, это и есть цель. А гигантоманией заниматься не надо. Не надо строить огромные блоки, их время прошло. Есть конкретный регион, например Тюмень. Почему бы там не поставить через 4 года именно в том месте, где не будет хватать энергии, станцию на 150-200 МВт? Такой блок на современных парогазовых технологиях возводится за 2-3 года. Его стоимость - $700-800 за кВт. Рынок электроэнергии - он общий, в принципе можно покупать электроэнергию в других местах и не дороже будет, но чем ближе генерация к источнику потребления, тем надежнее энергоснабжение.

- Ваше отношение к тому, что появляются крупные энергетические проекты, строятся объекты, не имеющие отношения к РАО ЕЭС - например, СУАЛ-Холдинг намерен построить собственную электростанцию на 1100 МВт для обеспечения потребностей алюминиевых предприятий и т.п.

- Я считаю, что это совершенно нормальный процесс. Частные инвесторы должны приходить в энергетику, для этого, в принципе, реформа и делалась. Нельзя целиком и полностью полагаться на то, что государство поможет через тариф все потребности обеспечить. От этого тарифы в десятки раз возрастут. СУАЛ-Холдинг и другие частные инвесторы - это люди, которые четко понимают свой бизнес, понимают, насколько выгодно строительство собственной генерации, собственных сетей и т.д. Мы будем всячески помогать частным инвесторам, приходящим в энергетику, как на строительство крупных объектов - станций, так и тем, кто строит сети, подстанции и т.д. Наша работа - вопрос взаимодействия, защиты инвестиций, чтобы инвестор не боялся зайти в энергетику, построить, чтобы он не боялся, что кто-то у него это заберет, что большая энергетика не поставит его в плохое положение. Это надо приветствовать.

- Это оптимальный путь, когда те же металлурги, не надеясь на РАО ЕЭС, начинают строить собственные электростанции? Вы здесь не теряете?

- Я не думаю, что это они делают от безвыходности. Это бизнес, который просчитывается. Это действительно интересный бизнес. Он не высоко прибыльный, но через 8-10 лет он окупается и обеспечивает постоянный стабильный доход. Это активы, которые всегда можно продать. Поэтому инвесторы и идут в него.


27.10.2005
Накануне.Ру

Оригинальный текст: http://www.nakanune.ru/articles/aleksejj_bobrov_jenergetiki_k_zime

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован