03 ноября 2006
3848

Александр Фомин: Реализацию нацпроекта АПК тормозит отсутствие залоговой базы для кредитования

Из выступления Александра Фомина, председателя Экспертного совета ГД по агропродовольственным рынкам на круглом столе "Год национальных проектов: кто и что тормозит нацпроекты в регионах России?", 5 сентября 2006 г.:



Было сказано, что национальный проект по сельскому хозяйству связан с двадцатью процентами населения, живущих на селе. Но кушать хочется всегда, и в этом смысле этот нацпроект касается всего населения. И неправильно, что мы сделали его отраслевым. И во многом здесь вина чиновников и экспертного сообщества, да и СМИ. Думаю, что не все знают, историю возникновения национальных проектов. Еще за полтора года до объявления национальных проектов, именно в этом здании проходил семинар, посвященный поиску точки прорывов в агропромышленном комплексе, поскольку на тот момент федеральные целевые программы были неэффективны. Поэтому и предпринимались попытки найти точки роста, в частности, в сельском хозяйстве. Хочу сказать, что, когда этот проект появился, я слышал обвинение, что национальные проекты появились в воспаленных мозгах чиновников. Не могу говорить за остальные проекты, но активное обсуждение по сельскому хозяйству было достаточно жестким.

Были разные варианты. Первый вариант: давайте будем поддерживать зерновой рынок, он у нас рыночный, государство будет помогать экспортировать зерно, и все у нас будет в порядке, в сельском хозяйстве появятся деньги, проблемы будут решены. Была другая точка зрения: нам никуда не деться от Всемирной торговой организации, давайте будем искать себя там. И третья точка зрения: если зерном мы себя снабжаем, то мясом наши производители не могут нас пока обеспечить. В то же время, за счет роста доходов, питание все больше и больше идет в сторону белковой пищи, и возрастает необходимость большего производства мяса. И поскольку большая часть сельскохозяйственной продукции производится фермерами, то и следует решать их проблемы. Выстраивались приоритеты, связанные с животноводством и непосредственно поддержкой малых товаропроизводителей.

Надо сказать, что этот национальный проект наиболее рыночный. В отличие от других проектов, здесь нет прямых государственных инвестиций. Государство не раздает деньги, оно гасит часть процентной ставки в рамках ставки рефинансирования Центрального банка. Многие этого не понимают даже в достаточно высоком профессиональном сообществе. В то же время мы не должны питать иллюзий, что с появлением национального проекта в развитии АПК произошли кардинальные изменения. Изменения произошли гораздо раньше, почти шесть лет назад, когда мы отказались от Фонда льготного кредитования.

Нельзя, чтобы национальный проект продолжался два, три года, когда речь идет о кредитовании инвестиционных проектов на восемь лет. Поэтому проблема сроков реализации нацпроектов является актуальной.

Действительно, формально за семь месяцев этого года с момента национального проекта, у нас наблюдается рост производства мяса на 8 процентов. Но мы же понимаем, что рост производства в Московской области, 151 процент - это результат предыдущей работы и инвестиций, а не результат национальных проектов. Национальный проект, может быть, и сыграл свою косвенную роль, поскольку появилась стабильность и уверенность у инвесторов, что государство этим занимается. Но говорить о том, что это впрямую результаты национального проекта было бы, по-моему, неправильно.

У нас в повестке обозначен вопрос: кто и что тормозит национальные проекты? И ставка сделана на регионы. Не знаю, как в других проектах, но я думаю, что все-таки надо разделить ответственность между федеральными структурами и региональными. Как можно говорить о реализации проекта, когда у нас не работает законодательная база? То есть, одна из главных проблем - отсутствие залоговой базы для кредитования. Подразумевалось, что земельная ипотека будет тем самым механизмом, который позволит решить эту проблему. Но земельная ипотека практически не работает. За все это время, насколько я знаю, Россельхозбанк выдал всего восемь кредитов под залог земли. Это копейки, это такая мелочь, о которой даже нет смысла говорить. Изменений и не может произойти без изменения законодательства.

Второй момент: мы заранее, когда планировали этот проект, прекрасно понимали, что он коснется небольшого количества людей. У нас в стране 16,5 миллионов подворий, а предполагается по национальному проекту кредитование 150 тысяч. О чем мы можем говорить? Это капля в море.

И вторая проблема касается контроля. Ассоциация фермеров, которая должна участвовать в этой работе, только критикует национальные проекты. То есть, главная форма работы того же АКОР - это акции протеста. Ближайшая акция протеста назначена, например, 21 сентября. Хотя мы прекрасно понимаем, что роль общественных институтов, участвующих в реализации национального проекта состоит в том, чтобы оказывать посильную помощь.

Например, в Ульяновской области только каждый третий готов поменять свой образ жизни. Есть недоверие среди населения, боязнь рисковать. В Самаре проводили опросы, 80 фермеров, 8000 личных подсобных хозяйств. Две трети сказали: нет, мы подождем, что из этого получится.

Что касается СМИ, то налицо абсолютно непрофессиональное освещение. Мы должны понимать, что на сегодня, особенно в регионах, СМИ работают с темами, которые им интересны, или, которым местный чиновник уделяет особое внимание. Часто поводом для освещения проблем АПК являются поездки первого вице-премьера, министров соответствующих, выступление президента. Говорить о глубоком изучении ситуации по реализации национальных проектов пока не приходится. Более того, общий информационный поток о нацпроектах за последние месяцы снижается, в частности по сельскому хозяйству в 1,2 раза.

И последнее, говоря все-таки о национальных проектах, мы должны понимать, что здесь основная роль, безусловно, принадлежит государству. Понятно, что изменилась ситуация с точки зрения вступления в ВТО. Но, по-прежнему, мы очень сильно зависим от ситуации на продовольственном рынке в мире. Один пример: как только мы заявили, что будем активно заниматься лизингом племенного скота, сразу же выросли цены на мировом рынке на племенной скот. Сразу же. То есть, мы закладывали одни цифры, сейчас эти цифры другие. С другой стороны, мы начали интенсивно развивать свиноводство, а Министерство экономики рассматривает вопрос о переброске квоты с европейских стран на Бразилию, что повлечет снижение цен. Конечно, мы должны радоваться за наших потребителей, но как это коснется наших отечественных товаропроизводителей? То есть, здесь надо учитывать не только ситуацию внутри страны, но и в мировом контексте.

Александр Фомин, председатель Экспертного совета Госдумы РФ по агропродовольственным рынкам



6 сентября 2006
"Кремль.ORG"
www.kreml.org

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован