05 сентября 2012
9033

9. Опережающее развитие НЧП как национальная идея и основа стратегического прогноза

Важнейшей основой для развития человеческого потенциала, сохранения
нашей идентичности как единого народа служит отечественная культура[1]

В. Путин

Мы проверили утопию на себе, понеся огромные жертвы. И этим,
конечно, вошли в глобальную историю[2]

С. Шмидт


Эти два высказывания - В. Путина и С. Шмидта - были сделаны в один день, 11 апреля 2012 года. Они очень примечательны тем, что за ними, "на фоне", присутствует признание о катастрофической недооценке в течение последних десятилетий значения национального человеческого капитала. Недооценке, которая была свойственна всем правителям России - монархистам, коммунистам, либералам, - которые предлагали нации одну утопию за другой. От либеральной демократии начала XX века до коммунистической идеи и вновь "идеального" либерализма. Катастрофические потери наших сограждан, территории, экономики - плата за эти утопии.

Примечательно, что экономические и социально-экономические прогнозы фактически игнорируют эту ведущую тенденцию. В лучшем случае к ней относятся как к социальной (по привычке - затратной) составляющей, хотя эмпирически в передовых странах уже пришли к выводу о том, что социальная политика становится фактором экономического развития, а не торможения.

Так, например, своевременный учет приоритетности фактора образования Соединенными Штатами в 80-е годы прошлого столетия, а также роли информационных и коммуникационных систем, привело к тому, что США именно в этот период сделали мощный рывок в экономическом и военном развитии. В результате они не только оправились от "вьетнамского синдрома", но и стали доминировать в мире.

Аналогичная ситуация происходила и в других странах. И не только часто в этой связи упоминаемых - в Японии, Китае, Сингапуре. Ирландия, которая еще в середине 80-х годов (когда в СССР началась "перестройка") была беднейшей страной Европы, сделала ставку на образование, объявив его важнейшей экономической отраслью. Результат - через 20 лет она вплотную приблизилась к европейским и мировым лидерам - скандинавским государствам. Подчеркнем, не имея серьезных сырьевых и иных ресурсов, не находясь в райских климатических условиях. Более того, внутренние и внешние проблемы, в т.ч. в Ольстере, серьезно осложняли развитие этой страны. Очевидные успехи - результат дальновидности, ответственности и профессионализма ирландской элиты.

То, что этот случай не исключение, подтверждает и пример двух других стран - Финляндии и Израиля, которые также за последние два десятилетия сделали стремительный рывок в своем развитии. Именно из-за дальновидности своих элит, их способности к адекватному стратегическому прогнозу, изначальный нацеленности на стратегическую перспективу. Как делают вывод американские исследователи, "за последние десятилетия Финляндия достигла существенного роста, перестав быть зависимой от природных ресурсов страной с низкими доходами населения и превратившись в одно из ведущих индустриальных государств. Прогресс был обусловлен в основном развитием двух отраслей: лесной промышленности и информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Помимо того, что правительство Финляндии инвестировало значительные средства в инновационную систему, частный сектор и благоприятные рыночные условия также сыграли значимую роль в преобразовании экономики.

Сейчас идет второе десятилетие расцвета "экономики знаний", и Финляндия по-прежнему вселяет в исследователей оптимизм. Система образования страны признана одной из лучших в мире; хорошие (и не очень хорошие) сотрудники получают зарплату значительно большую, чем их коллеги в других странах. Финляндия входит также в число немногих государств, где на финансирование научных исследований выделяется значимая доля от ВВП"[3].

Строго говоря, это - прямая подсказка правящей элите России: необходимо резко увеличить усилия в области образования, прежде всего, в направлении создания новых специальностей, отвечающих уровню мирового развития. В стратегический прогноз в этом случае можно заложить изначально как высокие темпы роста (по аналогии с Финляндией и Израилем) ВВП, значительно превышающий нынешний уровень экстраполяции, так и сознательное изменение социальной структуры общества, которое уже сегодня, в современной России, требует срочных усилий. Как признают представители рекрутинговых компаний, сегодня как никогда высок спрос на новые специальности, порождаемые деятельностью государства. "Самые востребованные новые профессии сегодня на 80% находятся в высокотехнологичных сферах"[4], - признает, например, президент Headhunter Ю. Вировец.

Таким образом, если не просто декларировать приоритетность и "доступность" высшего образования, а изначально сделать ставку на его массовый характер, особенно по отношению к сознательному созданию массовых новых специальностей, то это означает существенные изначальные коррективы в стратегическом прогнозе. Как с точки зрения роста ВВП и качества экономики, так и с точки зрения сознательного изменения социальной структуры общества.

Это означает, что государству, параллельно с созданием в массовом порядке новых специальностей, необходимо также в массовом порядке создавать новые инновационные предприятия, институты и структуры. Сознательная роль государства - очень важна, ибо сегодня только государство способно активно инициировать этот процесс. Пример Финляндии в этой области очень показателен: "... Формирование финской инновационной системы можно разделить на две фазы: создание ключевых организационных элементов экосистемы, которые до поры до времени не играли существенной роли в экономике, и собственно запуск инновационной системы в момент кризиса"[5], - пишут американские эксперты. Добавлю, что неслучайно именно в 2008-2010 годах Финляндия занимала 1-2 места по Индексу развития человеческого потенциала. Которого она достигла за счет сознательных усилий правительства за последние 20 лет.

Опыт СССР, когда в 40-е и 50-е годы были выделены две приоритетные отрасли - ракетостроение и ядерная - подтверждает необходимость концентрации усилий на ограниченном количестве приоритетных научно-технических направлений, которые могут стать локомотивами движения научно-технической революции. Как это было чуть позже в Финляндии.

В этой связи, с точки зрения стратегического прогнозирования, важнее не адаптированные математические модели экстраполяции, используемые для стратегических прогнозов, а экспертные оценки. Самые разные. В том числе представителей и сторонников разных идеологических направлений. Как "мнение о будущем" экспертного сообщества, безусловно, интересна повторю, любая попытка. В частности, фонда ИНДЕМ, сделанная под руководством Г. Сатарова и Ю. Благовещенского, которая основана на методе статистического анализа. Структурируя возможные "варианты будущего" с помощью сценария, экспорты предложили следующие сценарии для долгосрочного прогнозирования еще в разгаре кризиса 2008 года[6]. Примечательно, что будущее России связывается не с экономической экстраполяцией, а вероятными сценариями эволюции политического режима.



Таким образом, попыток прогноза для России было сделано немало. Экспертное мнение, безусловно, готово воспринимать такие попытки. И не только экспертное сообщество, но и общественное мнение, которое, тем не менее, ждет от властной элиты внятного ответа на вопрос:

Так, куда же идет человечество? Какие основные результаты его развития - и во многом, как следствие, развития Росси, можно прогнозировать? Речь, конечно, не идет о точном прогнозе, хотя он возможен и, безусловно, необходим. Задача гораздо скромнее: привлечь внимание к необходимости, даже крайней необходимости для России стратегического, идеологического прогноза, где сознательная роль элиты перестает недооцениваться. Пусть не как в Китае - на 50 лет - а, хотя бы на 20-30. Ведь именно сознательно-волевой прогноз лежит в основе любой стратегии и любого планирования: социально-экономического, демографического, финансового и т.д. Условия предполагаемого долгосрочного развития отнюдь не сводятся только к макроэкономическим. Более того, именно макроэкономические условия играют отнюдь не самую главную роль.

На наш взгляд, они следующие:

С социально-политической точки зрения в 2025-2050-х годах в странах-лидерах основные функции государства радикально сместятся в пользу институтов гражданского общества - органов местного самоуправления и общественных организаций. Это вызвано растущим экономическим и политическим значением креативных слоев населения и роли НЧК.

Похоже, что в США и других странах осознали фактор социального развития и расчищают ему дорогу сознательно. Их политика по укреплению прав человека, "силовой демократизации", навязываемая нередко силой другим государствам, является не только идеологически искренней (хотя и, безусловно, несущая черты двойных стандартов), но и прагматичной. Обладая колоссальным преимуществом в соотношении экономических сил и общественных институтов, им не следует без крайне необходимости прибегать к военной силе. "Гибкая сила" - как показала Украина, Киргизия, Молдова - более эффективна: она дешевле и результативней. Они завоевывают народы и пространства своим примером. Причем делают это на долгосрочной основе, не жалея ресурсов.

Важно подчеркнуть, что чем активнее будет идти процесс социализации общества, чем меньше функций останется у федеральных правительств, тем быстрее будет развиваться экономика, совершенствоваться общественное и государственное устройство. Речь не идет, конечно, о функциях обеспечения национальной безопасности. И - что важно для России - тем сильнее будет нарастать разрыв с нашей страной. И экономический, и социальный.

Это означает, что распределение бюджета, например, кардинально сместится на местный уровень, доля которого будет доходить до 90%. Федеральным и региональным органам власти останется 10-15% общественных денег.

С экономической точки зрения, креативный класс будет создавать уже до 90-95% прироста ВВП.

Сегодня в прогнозах, повторим, доминируют оценки быстрого роста ВВП в будущие 15-20 лет. Они доходят (как, например, в докладе Национального комитета по разведке США) до 80%. Но важно подчеркнуть, что:

- во-первых, это будет совершенно иная, более технологичная, более социальная экономика, ориентированная на человека;

- во-вторых, она будет радикально менее ресурсо- и энергоемкой, экологичной;

- в-третьих, ее структура радикально изменится;

наконец, в-четвертых, если все это удается реализовать, то собственно количественные оценки, например, душевого ВВП, будут значительно выше. Видимо в разы, т.е. на сотни процентов. Именно из-за растущей роли НЧК.

С точки зрения роли государства: государство не исчезнет, оно усилится за счет концентрации сил на исключительно важных для нации направлениях - национальной безопасности (правоохранительная система также "спустится" на местный уровень): военной, экономической, политической, информационной. Возможности государств, в т.ч. и в мире, резко возрастут, а усиление военной силы станет более реальной. Всеобщего мира и благоденствия не наступит. Будет жесткая конкурентная борьба за ресурсы, за распространение своего образа жизни, наконец, за контроль над демографическим развитием. Не ослабнет, а усилится роль государства в области финансов. Чему уже есть подтверждение. Так, пытаясь вырваться из кризиса, Центробанки США и Евросоюза активно накачивают рынок необеспеченными деньгами: баланс Европейского центробанка превысил 4 трлн долл., что выше баланса ФРС США (2,0 трлн долл.)[7].

Нации еще больше разделятся на "передовых" (сверхбогатых) и "отсталых" (бедных). Но, как говорится в Евангелии, "никто не забыт у Отца Небесного в Его великом семействе. Он бог не Иудеев только, но и язычников. Он - Бог и Спаситель всех сынов адамовых". Вопиющее разделение государств и социальное неравенство не могут привести к миру. Значит - нарастает реальная угроза войны...

С точки зрения развития политических систем. Вероятно, исчезнет классическая партийная демократия, уступив место общественным организациям и органам местного самоуправления. Вообще идет процесс стремительного усиления институтов гражданского общества, вытеснение ими политических институтов. Эти институты гражданского общества смогут эффективно - в режиме on-line - участвовать в управлении страной. Точнее - фактически управлять ею.

Соответственно те страны, которые смогут быстрее других создать систему институтов общественного самоуправления, смогут значительно усилить эффективность управления и темпы социально-экономического развития.

Создаваемая уже сегодня международная сеть, даже система институтов гражданского общества, сможет стать эффективным инструментом внешней политики ведущих стран, через которую они будут навязывать свою волю. Прежде всего, тем странам, которые не успеют создать эффективное гражданское общество.

С социальной точки зрения сегодня происходит примерно то же, что и в СССР в 60-е годы. Пока шли разговоры о диктатуре пролетариата и его роли в мире и в СССР, именно в развитых странах в середине 60-х годов пролетариат уступил свое место - и численно, и политически - служащим и другим представителям среднего класса. Именно эти слои в последующие десятилетия резко изменили структуру экономик развитых стран, социальную структуру общества, создали по сути дела новое общество и государство.

Такой же перелом ожидает развитые страны и в какой-то степени Россию в ближайшие 15-20 лет. На смену служащим придут интеллектуалы-производители, которые могут работать как по найму, так и самостоятельно. Состоится класс собственников-менеджеров, обладающих высоким уровнем образования, материальным достатком и социальным статусом. К 2025-2035 годам структура современного общества радикально изменится: фактически исчезнет рабочий класс и с/х рабочие в их классическом восприятии. Практически все население будет иметь высшее образование, включающее постоянную (не прерываемую) систему переподготовки. Общество станет практически целиком интеллектуальным. При этом:

- вероятно, все потребности общества и государства могут быть обеспечены усилиями 20-30% трудоспособного населения, занятого в экономике знаний. Остальная часть будет учиться, заниматься общественным трудом и т.д. Значительно увеличится доля лиц, занятых в области культуры, искусства, духовной сфере;

- знания, информация, став главной частью любой отрасли экономики, приведут к доминированию социального слоя интеллектуалов и деятелей культуры в обществе. Это доминирование будет включать не только участие в управлении, т.е. в политике, но и контроль над собственностью. Вероятность смыкания интеллекта, управленческого ресурса и прав собственности становится чрезвычайно высока.

С точки зрения собственности, интеллектуальная собственность станет господствующей формой собственности, вытеснив собственность на средства производства, ресурсы, недвижимость на далекую периферию. Ее соотношение с другими формами собственности изменится в десятки, а вскоре и сотни раз.

Очень высока вероятность того, что технологический этап развития приведет как к синтезу имеющихся наукоемких технологий, так и появлению принципиально новых передовых технологий. Очевидно уже сегодня, что те государства, которые будут лидерами в создании, освоении или заимствовании этих достижений, станут не только технологическими, но и экономическими, финансовыми и политическими лидерами, в т.ч. и по уровню технологического и военного развития

Сегодня представляется бесспорным, что таким лидером будут США. В несколько меньшей степени - объединенная Европа, Китай и Индия, Но вполне вероятно, что и новые растущие гиганты - Пакистан, Бразилия, Индонезия - смогут приблизиться к лидерам.

Соответственно будущее место России будет прежде всего и непосредственно зависеть как от возможности самостоятельного создания, так и внедрения этих достижений. Пока что в России только заговорили об этом. В первом послании президента России 1994 года были две главы о роли наукоемких технологий и образования. Они вошли в текст послания. Это было 11 лет назад. За это время практически ничего так и не было сделано. Это сегодняшняя реальность. Хотя есть и очень скромные обнадеживающие моменты.

С точки зрения темпов развития, необходимо прогнозировать скачки. Надо отчетливо видеть, что если России удастся в полной мере уяснить и конструктивно учесть сегодняшние тенденции (т.е. радикально изменить курс), то возможно не просто сокращение имеющегося разрыва, но и совершение "скачка" через этапы технологического развития. Можно прогнозировать, что в этом случае на отдельных направлениях научно-технического прогресса и развития наукоемких технологий можно не только догнать, но и опередить ведущие страны мира. И это должно стать сверхидеей, главной задачей не только МЭР, но и Федерального собрания, всей России. В определенной степени это должно стать стержнем программ всех партий, общественных организаций и других институтов гражданского общества.

Соответственно, при реализации скачка в новой расстановке мировых сил роль России, ее экономика - качественно и по объему - будет иная, а именно - Россия вернется в клуб великих держав, сохранит суверенитет и национальную идентичность.

С точки зрения идеологии мобилизации, необходима концентрация усилий на использование новейших достижений НТР для экономического рывка в целом известная для СССР задача. И в 30-е, и в 50-е годы страна доказала свою способность к мобилизационным действиям. Но в нынешнем случае эта способность мобилизоваться и концентрироваться на основных участках прорыва должна нести качественно иное содержание. Это не должны быть экстенсивные меры. Наоборот, необходимо отбирать из имеющихся вариантов развития только те, которые обеспечат прирост в сотни и тысячи процентов.

Основные стратегические направления известны - это наука, образование и все, что связано с развитием человека. Но проблема заключается не только в том, чтобы эти направления сделать приоритетными, с реальным отражением в бюджетном планировании всех уровней. Проблема в том, как создать эффективные институциональные механизмы, как задействовать этот имеющийся потенциал не на 1-2%, а хотя бы на 50-70%!

Решение, на наш взгляд, может быть одним - все тот же пресловутый план развития, когда перед отраслями ставятся задачи достижения конкретных и очень высоких рубежей. Например, за год увеличить инновационную активность на 50%.

И последнее по порядку, но первое по значению. Никакого рывка сделано не будет, если общество, все ветви власти не будут объединены этой идеей. Сама по себе эта идея может возникнуть только в объединенном обществе - нравственно, духовно и социально справедливом. Строго говоря, это и есть главное условие развития.

С международной точки зрения страны-лидеры станут определять мировую политику не только в традиционных областях - внешней и военной политике, - но и информационной, культурной, духовной.

Речь идет, прежде всего, о США. Но не только. Очевидное усиление Китая, Индии, их превращение в глобальные державы не могут не остаться без последствий. Первое и самое главное для России: если она останется слабой, то соседи-гиганты так или иначе разделят ее. Не следует быть наивными - огромные пространства и ресурсы не могут принадлежать слабой нации и слабому государству.

Можно прогнозировать, что объединенная Европа станет другим важным центром силы, сопоставимым с США, Китаем и Индией. В этой связи можно допустить возникновение проблем, даже конфликтов в трансатлантических отношениях.

Другой важный фактор - ислам. Можно допустить, что не только идеологически, но и экономически и политически может начаться процесс интеграции. Причем стремительный.

С точки зрения суверенитета государств. Особенно радикально изменится внутренняя политика государств: традиционный суверенитет исчезнет, уступив место контролю со стороны международных и неправительственных организаций. Естественно, стран - лидеров глобализации

Прогнозируемые перемены произойдут в определенный отрезок времени, а именно - 15-25 лет. Темпы могут и будут разные, более того, неизбежны появления новых угроз и новых факторов. Иногда влиятельных. Но динамика перемен может и должна прогнозироваться со стороны государства и общества в России.

При этом важны критерии оценок. Иногда от их правильного выбора зависит направление движения.

Прежде всего, о том, в чем измерять?

Если говорить об эффективности развития в экономических терминах, то в начале нынешнего века для многих стало ясно, что прежние макроэкономические количественные показатели стремительно теряют свое значение. В современном обществе, например, объем ВВП, темпы его роста, показатели торгового баланса, дефицитности бюджета и пр. уступили место качественным показателям развития человеческого потенциала (ИРЧП), "информвооруженности", а в целом показателям, характеризующим уровень и темпы развития личности.

Нынешнее правительство России так не думает. Очевидно несоответствие, неадекватность реакции исполнительной власти на существующие реалии. Это, естественно, не может не остаться без последствий. И не остается: реальные действия исполнительной власти - формирование бюджета, принимаемые решения и т.п. - исходят из устаревших количественным макроэкономических критериев, характерных для 80-х годов прошлого века.

Выбор стратегии развития России на ближайшую и долгосрочную перспективы прямо зависит от того, насколько верно правящий класс страны представляет себе истинные движущие силы развития, которые выражаются в критериях развития. Из которых самый важный сегодня - НЧК. Именно поэтому цена ошибки сегодня чрезвычайно высока: теряется время, ресурсы, снижается динамизм развития.

Так, определение правящей элитой СССР будущего международных отношений как наивно-безоблачное, основанное исключительно на общечеловеческих ценностях, а не на национальных интересах, привело к отходу во внешней политике не только от классовых принципов, но и от принципа защиты национальных интересов. Результат хорошо известен - развал СССР, Организации Варшавского Договора, Совета Экономической Взаимопомощи, потеря союзников.

Примечательно признание президента американского Совета по исследованию социальных проблем Крейта Калхуна: "Капиталистическая экономика провоцирует рост неравенства, открывает двери преступности, особенно связанной с наркотиками и проституцией, - это явления, которые были практически полностью изжиты в коммунистическом Китае. Теперь они возвращаются обратно. Китайская версия модернизации, да и почти все ранее упомянутые версии, повторяет центральную ошибку теории модернизации. Они воображают, что развитие, происходящее внутри их страны, целиком и полностью зависит от того, хорошо или плохо управляется и развивается эта страна. В то время как на самом деле успешное или неуспешное развитие отдельной страны во многом определяется не ее собственной волей к победе, а тем, чего от нее хочет остальной мир и насколько он позволяет ей успешно развиваться"[8].

Приходится с сожалением констатировать, что сегодня в среде российской политической элиты нет даже относительного единства в понимании закономерностей развития современного мира, критериях оценки эффективности социально-экономического развития. Причем речь идет не о тактических, партийных или социальных расхождениях, а об отсутствии самого общего понимания стратегии развития мира, общества и государства. Мы до сих пор спорим кто мы, как мы соотносимся с другими странами, что мы хотим.

Это наносит серьезный ущерб, прежде всего практическим действиям исполнительной и законодательной власти России. Концептуальные расхождения настолько серьезны, что не могут не сказаться, например, на разработке законопроектов или планов социально-экономического развития, не говоря уже о частных решениях в области внешней, внутренней, экономической или военной политики.

Расхождения точек зрения различных групп политиков выходят далеко за пределы допустимого, если речь идет о единых стратегических и принципиальных основах государственной политики. В очередной раз российские политики предпочли классовые и личные цели общенациональным и государственным.


________________

[1] Путин В. Выступление в Государственной Думе с отчетом о деятельности Правительства РФ за 2011 год. 11 апреля 2012 г. URL: http://premier.gov.ru

[2] Шеваров Д. Эпоха по имени Шмидт // Российская газета. 2012. 11 апреля. С. 11.

[3] Ярославский план 10-15-20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 предостережений. Доклад Нью-Йоркской Академии наук / The New York Academy of Science, August 20, 2010. P. 22.

[4] Жермелёва О. Модернизация дошла до хедхантеров // РБК daily. 2010. 23 сентября. С. 2.

[5] Ярославский план 10-15-20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 предостережений. Доклад Нью-Йоркской академии наук // The New York Academy of Science, August 20, 2010. P. 23.

[6] Сатаров Г., Благовещенский Ю. "Что будет с Россией?" Политические сценарии 2008-2009" (доклад) . URL: http://www.В.Рыжков. Официальный сайт. 28 октября 2008 г.

[7] Любимская А. Золото поддерживают Центробанки и Азия // Известия. 2012. 11 марта. С. 5.

[8] Власова О. Теория развитого капитализма // Эксперт. 2006. N 7(501). С. 75.

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован